ulderevo


Правовое экологическое сопротивление

Наталия Лазарева


Previous Entry Share Next Entry
Виталий Борисов: Сквер симуляции духовности.
ulderevo

Притворство, подделка, симуляция во все времена сопровождали жизнь человечества. По всему миру всегда существовали лжепророки, самозванцы, фальшивые деньги и поддельные произведения искусства. В нашей стране тоже хорошо умели красить траву в зеленый цвет или строить «потемкинские» деревни. Те, кто застал времена Советского Союза, помнят, сколько было «показухи» и «очковтирательства» и в деятельности партийных функционеров, и в труде простых рабочих. В современных условиях, когда «инновация» и «модернизация» стали ключевыми словами, подделка и подмена приобрели новое значение. Симуляция под видом «креативных проектов» стала активно подавлять и вытеснять реальную жизнь. Симулируется любовь к Родине, вера в Бога, забота о людях. И эти симулированные чувства выдаются за подлинные. Вещи и чувства, вообще, как-будто удвоились, стали существовать в парах: любовь и «любовь», патриотизм и «патриотизм», христианство и «христианство». Причем двойникам-симулякрам не скажешь, как в известной пьесе Е. Шварца: «тень, знай свое место!», поскольку их место как-то незаметно стало законным, а реальные вещи сами вдруг превратились в тени, и теперь сами нуждаются в оправдании.

***

Атмосфера симуляции стремительно заполняет город Ульяновск. Он становится то «культурной», то «авиационной» столицей, то «родиной талантов», то «родиной Колобка». Ульяновские чиновники всю свою «креативность» вкладывают в производство новых и новых проектов. Но подмена и удвоение смыслов особенно проявляются не столько в «инновациях», сколько в вещах, имеющих отношение к традиционной культуре.

Недавно в Ульяновске закончено строительство нового Спасо-Вознесенского храма. Архитекторы стремились воссоздать внешний вид здания с таким же названием, который существовал раньше в г. Симбирске и был разрушен в советские времена. Проект собора разрабатывался по дореволюционным чертежам и архивным материалам. Теперь он знаменует собой идею возрождения Православия и поворот к традиционным христианским ценностям в нашем городе. В росписи храма принимал участие один мой товарищ. Когда он расписывал купол, то пригласил меня посмотреть его работу. Мы забрались по лесам под самый потолок собора, и я увидел такую картину: посередине купольного свода было изображено сияние, освещающее своими лучами облака и летающих вокруг херувимов. Но в центре сияния, там, где обычно изображается Господь Вседержитель, торчал… крюк, предназначенный, видимо, для паникадила. Именно от крюка исходили лучи, именно вокруг крюка летали серафимы. Крюк совершенно заменял собой Бога. Мне стало жутко, вспомнился топор, летающий в безвоздушном пространстве, из кошмара Ивана Карамазова. На мое недоумение товарищ ответил, что все согласовано с настоятелем, что тут нет ничего страшного, снизу изображение все равно не заметно, а повесить паникадило на крюк намного функциональней, чем на привычные растяжки. Может я, конечно, преувеличиваю, но этот крюк сразу же трансформировал, подменил для меня значение храма, превратив его в подделку, в мистификацию. Вернее сказать, сквозь обманчивую внешность вдруг проступили какие-то его существенные черты. Вспомнились легендарные «адописные» иконы, где на образе святого под слоем краски прятался нарисованный дьявол. Однако, очевидно, что в случае с крюком, скорей всего, нет никакого подвоха и злого умысла. Не думаю, что храм создавали какие-то сатанисты с целью надругаться над Православием. Просто такие вещи, как детали росписи, не имеют для устроителей храма существенного значения. Важно в целом обозначить идею «возрождения Православия». Совсем не обязательно для этого быть православным и заботится о его действительном возрождении. Такие «ляпы» и огрехи в работе храмоздателей, как торчащий на месте иконы Пантократора крюк, можно, наверное, рассматривать с точки зрения Фрейда, как оговорки или описки, как «внешнее проявление неразрешённых бессознательных конфликтов и вытесненных желаний». Но, на мой взгляд, здесь сработал механизм незаметной подмены смыслов. Вместо храма мы видим его симулякр, который не имеет никакого отношения ни к духовному миру, ни к христианству. Он порожден симуляцией Православия, «Православием» в кавычках. Здесь нет ни Христа, ни проповеди Евангелия, ни духовной жизни, а есть выдуманная модель «христианства», произведенная духом времени, инициированная бюрократическим мышлением, поддерживаемая и одобряемая массовым сознанием. Поразительно, что паникадило все-таки повесили на растяжках, а крюк так и остался торчать в центре церковного свода как существенная говорящая деталь оформления храма, как красноречивый символ подмены и симуляции.

***

Мир симуляции очень напоминает злокачественную опухоль. Он расползается вокруг, поражает привычную повседневную жизнь, пронизывает ее своими метастазами, превращает в свою тень. Рядом с храмом возникло еще одно новообразование – так называемый «сквер возрождения духовности». (Причем этот сквер возник на территории существующего парка им. И. Н. Ульянова, подавив и уничтожив его собой, совершенно точно воспроизводя поведение раковой опухоли.) Назначение этого нового объекта уже совсем неясно. В отличие от Спасо-Вознесенского храма, который хотя бы внешне похож на православные храмы, «сквер духовности» вообще не имеет отношения к какой бы то ни было реальности, потому что «духовности», которую стремятся возродить устроители сквера, попросту не существует. Безобразные гранитные валуны с уральской каменоломни, долженствующие изображать собой, по всей видимости, скрижали Завета, никаких чувств, кроме возмущения от совершающегося кощунства, не вызывают. А что сообщают нам символы существовавших раньше в Симбирске храмов, спорадически разбросанные по скверу? Мысль о том, что плохо разрушать церкви? Или о том, что теперешняя власть больше не хочет их разрушать, а хочет строить? Но это и так ясно (рядом стоит, только что возведенный властью, собор). Совершенно не понятно, зачем вообще нужно было производить все эти арт-объекты, ведь все равно никаких реальных чувств или духовных переживаний, кроме раздражения, они не вызывают. Почему нельзя было просто окультурить сквер, проложить дорожки, поставить фонари? Хочется также узнать, что плохого сделал этим деятелям И. Н. Ульянов, имя которого носило это место раньше. Зачем, вообще, нужно было непременно переименовывать парк, да еще и увязывать свои действия с идеей возрождения какой-то непонятной духовности? Ведь для любого человека, сколько-нибудь знакомого с Православием, ясно, что реальная христианская духовная жизнь находится совсем в другой области, и никак не связана с идеей, которую пытались воплотить устроители сквера. Я думаю, что авторы проекта и сами едва ли смогут адекватно ответить на эти вопросы. На самом деле, размножение раковых клеток не имеет в себе никакого смысла, не поддается никакой логике. Рак убивает организм, не ставя перед собой такой цели, не сознавая своей смертоносности. Так же и симулякр абсурден, необъясним и непроницаем для понимания. Ведь он никак не связан с реальностью, он может порождать и воспроизводить только самого себя, подавляя и поглощая вокруг все живое.

***

Здравый смысл бунтует, он не может смириться с существованием таких необъяснимых вещей. Абсурд воспринимается терпимо лишь в рамках искусства, в произведениях Франца Кафки или Эжена Ионеско. Но когда наяву слышишь исполнение тысячеголосым хором песни «Широка страна моя родная» на китайском языке, или читаешь в газете слоганы типа «От Пасхи до Победы» начинает казаться, что сходишь с ума. Чтобы защититься от надвигающегося безумия, хочется поскорей объяснить эти симулякры в привычных человеческих понятиях, наделить все это какими-то узнаваемыми антропоморфными чертами. Можно, например, представить чиновников душевнобольными людьми или нерадивыми хозяевами. Все это, по крайней мере, по-человечески понятно. Также вполне в рамках здравого смысла – пытаться объяснять происходящее как какой-то всемирный заговор по уничтожению нашей страны, где российские управленцы – подкупленные агенты мировой финансовой олигархии. Или, на худой конец, есть соблазн представить чиновников циничными прагматиками, которые используют свои проекты просто как дымовую завесу, скрывающую от глаз местных жителей истинное направление их деятельности, их настоящие экономические и политические интересы. И для каждого объяснения, безусловно, найдется немало оснований. Я уверен, что тут есть, над чем подумать и социологу, и конспирологу, и даже прокурору. Однако подлинные причины и природа этих вещей все же скрыты в густом мраке симуляции. И нам остается лишь подбирать объяснения по своему вкусу, чтобы как-то не потеряться в мире подмены и фальсификации.

Виталий Борисов, художник,скульптор, защитник парка Ульянова.


?

Log in

No account? Create an account