ulderevo


Правовое экологическое сопротивление

Наталия Лазарева


Previous Entry Share Next Entry
И.Мирошников: «У оползня - огромный запас потенциальной энергии»
ulderevo

Оригинал взят  у "Симбирский Курьер"
Ульяновские власти продолжают упорно игнорировать мнение инженера-геолога, почетного разведчика недр РФ Ивана Мирошникова о причинах оползня на грузовой «восьмерке». Между тем, по его мнению, склон «завис» в опасном положении и существует риск еще более массового сползания грунта. Удивляет в связи с этим и позиция железнодорожников, «согласовавших авантюрный проект».

- Последние полвека, - говорит Иван Мирошников, - для Ульяновска оказались удивительными, хотя этого почти никто не заметил: город прожил в относительном оползневом покое. Так сложились природные условия? Нет. Просто в период подготовки города к 100-летию со дня рождения В.И.Ленина было построено столько берегоукрепительных и противооползневых сооружений, сколько их не строилось за всю историю Симбирска-Ульяновска.

Самое крупное из них, конечно, берегоукрепление от старого моста через Волгу до речного порта и далее. Оно дважды уникально: по эффективности и по громадной стоимости. И вряд ли знают руководители железной дороги, что главная цель сооружения – защита их дорожного полотна от разрушения оползнями. Хотя, конечно, строился новый речной порт – один из объектов Ленинской мемориальной зоны, - и его нужно было защищать. Но объем берегоукрепления явно превышает потребности порта. Страшно подумать, как бы сегодня выглядел южный оползневый склон города и как бы на нем себя чувствовало железнодорожное полотно, если бы не было этого сооружения. Государство понесло огромные затраты, превышающие стоимость строительства речного порта. И помнить об этом нужно было, когда железная дорога легко согласовывала проект жилого комплекса «Пионер-парк» на перекрестке улиц Минаева и Железной дивизии.

И сегодня поводов для тихой позиции у железной дороги нет. Реконструкция – переход на электрическую тягу, а, следовательно, вторая колея, увеличение веса и скорости железнодорожных составов - в сумме дала резкое нарастание энергетического воздействия на оползневый склон. Всего 4,5 километра! Но на перегоне «Инза - Уфа» в сотни километров эти 4,5 километра – самые проблемные, самые неустойчивые. Стареет берегоукрепление (ему почти полвека), стареют противооползневые сооружения, появляются новые подвижки грунта на склоне (среди них – оползень на грузовой «восьмерке») – оползневая обстановка на склоне только усложняется. Разве тут до согласования авантюрных проектов?

Железная дорога – объект инфраструктуры федерального значения, и понятна задача региона – обеспечить его нормальную работу. А проблему своего регионального уровня мы создаем сами. Речь о восстановлении грузовой «восьмерки». Без нее, видимо, не обойтись, и уже приглашены  будущие проектировщики. Понимая, что люди приехали в новый для себя регион, хотел бы выделить три момента, которые, по-моему, нельзя упустить из виду при проектировании.

Момент первый. Главная причина оползня – подмыв оползневого склона безымянным ручьем, пропилившем в глинах за много лет ущелье-овраг глубиной шесть-восемь метров и шириной по верху 20-30 метров. Начало ручью дает выпуск из дренажной системы. Поэтому первое, что надо сделать, - снять главную причину оползня, то есть убрать с оползневого склона ручей.

Момент второй. Оползень ныне разделился на две части. Западная охватила частную застройку, она мелкого заложения, с малым запасом энергии - выдохлась, не достигнув железнодорожной насыпи. Основная часть оползня, разрушившая грузовую «восьмерку», имеет большую массу вовлеченного в процесс грунта (по грубым подсчетам – многие сотни тысяч тонн), продвинулась на ширину ущелья, то есть на 20-30 метров; правый борт уперся в левый, ущелье схлопнулось, и оползень в таком положении «завис», имея огромный запас потенциальной энергии – мина замедленного действия.

Момент третий. Еще одна такая «мина» создана в процессе строительства перехватывающего дренажа уже на уровне площади III Интернационала. В 10 метрах от бровки оползневого склона проделана траншея глубиной шесть-восемь метров и длиной 80-90 метров; уклон дна траншеи не выдержан, и в траншее постоянно стояла вода; при засыпке траншеи в дренаже будет постоянно находиться вода; поверхность отрыва создана траншеей; плоскость скольжения образуется водой в дренаже. Блок не очень крупный, но может оказаться в роли детонатора, поскольку расположен прямо над первой «миной».

Главная беда грузовой «восьмерки» в том, что она «висит» над полотном железной дороги – объектом высокой важности.

Что касается региональной комиссии ЧС в части строительства ЖК «Пионер-парк», она оказалась на стороне аферистов и оказывает им содействие. Удручающее впечатление!

Фото: Дмитрий Минаев.


?

Log in

No account? Create an account