Ситуация с сурком уже достаточно много обсуждалась в СМИ, начиная с зимы 2011-2012 г., когда специалистами по охране природы был поднят вопрос о включении данного вида в Красную книгу Ульяновской области и o полном запрете охоты на него. Тогда же, на заседании Экологической палаты Ульяновской области 31 января 2012 г. министром лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области по инициативе охотников был предложен компромиссный вариант – проведение совместного объективного учёта сурков весной и летом 2012 г. для определения современного состояния численности вида и проверки достоверности предоставляемых охотниками сведений. Результаты этой совместной работы должны были лечь в основу принятия решения о включении сурка в Красную книгу Ульяновской области или оставлении его охотничьим видом.

Несмотря на то, что всем, особенно специалистам в области полевых исследований, было ясно, что за один год посчитать сурка на территории всей области небольшой группой квалифицированных учётчиков будет невозможно, было принято решение хотя бы частично выполнить эту работу. Экологи посчитали, что в реальности сегодня в регионе сурка в 20 раз меньше , чем заявлено в официальных бумагах охотоведами (Правда о сурке). Такого же мнения придерживаются натуралисты, любители природы, местные жители, фотоохотники, экотуристы. Популяция сурка-байбака, как ландшафтообразующего вида степей Среднего Поволжья, за последние 3-4 года сильно уменьшилась.

С журналистами ведущих СМИ и представителями общественности мне лично приходилось несколько раз выезжать в места обитания этих животных. На днях Виктория Чернышева в «Российской газете» подробно описала создавшуюся ситуацию и привела выводы Сергея Титова, доктора биологических наук, профессора Пензенского государственного педагогического университета, с которым нам довелось встретиться непосредственно на месте обитания одной из многочисленных, по отчетам охотоведов, колоний обитания сурков в Сенгилеевском районе:

- Я изучаю Ульяновскую область с 1985 года. Исчезновение сурка проходило практически на моих глазах. Непонятно, почему ваши власти и природоохранные организации не хотят вносить байбака в Красную книгу. Это можно сделать даже по тем данным, которые дают охотники. Ульяновской области повезло: сурок-байбак здесь обитает исконно, еще с тех времен, когда формировалась степная фауна России.
Сурок – вид-идентификатор. Степь без него будет совершенно не та. Он норник, перерабатывает почву – выносит ее нижние слои наверх. Норы служат убежищем для многих видов редких птиц и животных. В сурчинах – на выбросах сурков – в каменистых степях – обитают виды редких растений. Участки степей без сурка попросту пустые. Если и нельзя байбака внести в Красную книгу, то нужно объявить мораторий на его охоту. Это вид с хорошим потенциалом размножения. Если ему дать время, пять – десять лет, этого хватит, чтобы восстановить численность полностью. Нужно прийти к компромиссу, и понять, что этот зверек не только охотничий ресурс. Он и сам по себе ценен и важен.

В ближайшее время в Ульяновске должна решиться судьба сурка-байбака. По мнению экологов, этот вид поставлен на грань вымирания: он не занесен в Красную книгу, а потому каждый год на сурков открывают охоту. Лицензированный отстрел превратился в геноцид: он уменьшает и без того сократившееся количество семей байбаков. По мнению специалистов, если не принять срочных мер, в регионе сурков может не остаться совсем.

Любопытно, что почти во всех областях Поволжья охота на сурка-байбака запрещена и он занесен в Красную Книгу этих регионов. Печален тот факт, что охотиться за этим безобидным существом едут в нашу область со всех соседних регионов, и даже «Рыбохотосоюз» Москвы запустил в сети рекламный ролик, приглашающий всех желающих на варминт в те регионы, где разрешена охота на сурка. При этом они отстрел и уничтожение сурков назвали: «Увлекательнейший видеоролик об охоте на Сурка-байбака. Мы организуем охоту»!

С целью экономии вашего времени, предлагаю вниманию отрывки из этого ролика с разъяснением, что же означает варминт: охота или истребление? Думаю, каждый ответит на этот вопрос по совести, задумавшись: неужели азарт и корпоротивные развлечения избранных стрельбой по живым мишеням, которыми являются сурки, лишит наших потомков возможности любоваться этими умными, безобидными, но очень нужными для степей животными.

Проголосоуем в защиту сурков. Варминту – нет!

Если в других вопросах развития общества и социальной сферы, благоустройства и быта мы иногда расходимся в своих взглядах, мнениях и выводах, то здесь, когда речь идет о возможном исчезновении целого вида, мы должны быть единогласны.
Животный мир и природа не прощают ошибок и просчетов. Можно каждый год менять рассыпающиеся бордюры и брусчатку, можно за 2-3 охотничьих сезона уничтожить всю оставшуюся популяцию сохранившихся диких животных, зверей и птиц. Но их ежегодно не заменишь аналогом, на это потребуются несколько десятилетий.

В этом вопросе амбиции должны уступать разуму: Единственное общенародное достояние, которым мы все располагаем на сегодня, это не природные ресурсы, не залежи, как нам твердят, а исключительно сохранившиеся на сегодняшний день животный мир в дикой природе и птицы, которыми мы ещё можем любоваться, наблюдать, слушать, гордиться и сказать: Это – наше!
Лес, что в делянках, берега рек и поля, залежи и природные богатства имеют уже своих хозяев. Поэтому, если мы как сознательные жители региона, как граждане страны не скажем своё резкое слово «нет уничтожению» и отдадим на «расстрел» сурка-байбака, которого сохранили и не убивали, не ели даже в голодные годы Великой Отечественной Войны, дети, внуки, наши потомки нам не простят.

Надо понять и помнить одно: Всё, что водится в степи, это вовсе не означает их принадлежнось охотникам и стрелкам. Мы, простые граждане, имеем полное право созерцать и любоваться живыми существами больше, чем охотники убитыми тушками. Поэтому давайте скажем дружно: Пусть сурка защитит Закон Красной Книги!

P.S.
Сбор подписей