К острой проблеме оползней Симбирской горы наша газета обращалась неоднократно. Похоже, наконец-то и власти Ульяновской области готовы повернуться лицом к этой проблеме, грозящей полномасштабной катастрофой. Этой теме было посвящено специальное совещание, прошедшее в ноябре под руководством губернатора Сергея Морозова. Несмотря на то, что губернатор, открывая совещание, призвал его участников не зацикливаться на поиске виноватых в случившемся, мы все-таки позволим себе вспомнить кое-что из истории оползней Симбирской горы.
Реестр катастроф
История оползней в районе Симбирска-Ульяновска в различные годы показывает, насколько они могут быть опасными. Наиболее крупные оползни, происходили в 1724, 1743, 1785, 1866, 1868 годах. С 1877 по 1902 год было 10 крупных разрушительных оползней. Оползень 1902 года сильно повредил железную дорогу, спуск, соединяющий город с пароходными пристанями, а также многочисленные хлебные амбары и другие строения.
После некоторого периода затишья последовали крупные оползни 1913 и 1914 гг. и катастрофический оползень 29-31 мая 1915 года. Оползень был настолько разрушителен, что чрезвычайное собрание Гордумы приняло решение: «Борьба С последствиями катастрофы должна быть признана делом общегосударственным». Были разрушены подходы к строящемуся Волжскому мосту, полностью разрушены мостовая на Петропавловском спуске, церковь, сильно повреждён строящийся мост (были сбиты с основания 8 крайних быков), приведены в нежилое состояние многие деревянные и каменные постройки.
Сильные разрушения принесли и оползни, произошедшие в 1945, 1955, 1957 и 1979 годах. В 1955-ом произошла повторная подвижка южной половины оползня 1915 года (вышли из строя 740 метров железнодорожного полотна, убытки исчислялись миллионами рублей).
Только в 1963 году было закончено строительство противооползневых сооружений в Ульяновске: устроены капитальные глубокие дренажные штольни для перехвата и отвода подземных вод из постоянных водоносных горизонтов, устроены дренажи грунтовых вод, водоотводные канавы и ливнестоки для отвода поверхностных вод; на наиболее опасных участках — вблизи подхода железнодорожной магистрали к Волжскому мосту и у речного порта — сооружены мощные контрфорсы. Однако даже эти сооружения не спасли Ульяновск от мощного оползня 1979 года. Тогда было прекращено движение поездов на четверо суток, встали все стройки, на восстановление деформированной части железной дороги потребовалось 320 вагонов щебня.
Рукотворные оползни
Помимо естественных причин, в силу которых происходят те или иные катастрофы, особое влияние на развитие катастрофических явлений оказывает человеческий фактор. Оползни 1902-1915 гг. произошли после активизации деятельности людей в районе Венца. В это время шло строительство железной дороги и моста. Когда строился Мемориал, существовал проект соорудить развлекательный комплекс на склоне Венца и пустить там мини-трамвай. Тогда от этого проекта отказались в виду его опасности. Позже, когда первым секретарем Ульяновского обкома КПСС был Геннадий Колбин, проект попытались возродить. Однако эксперты из Москвы и местные специалисты сумели убедить даже такого авторитарного руководителя, каким был Колбин, в том, что Венец трогать нельзя, поскольку под угрозой разрушения может оказаться не только Венец, но и весь центр города, вплоть до Свияги.
В многокилометровую противооползневую систему с 1991 года вообще не было вложено ни рубля. Ни область, ни мэрия профинансировать эти работы, которые тогда требовали ежегодных вложений в 7-8 млн рублей, были не в состоянии. Все эти годы не было даже специальной службы, которая ежедневно проводила бы изучение процессов, происходящих на склоне Венца. То есть за этот срок не были проведены работы на сумму как минимум в 150-200 млн рублей. Сейчас речь уже идет о необходимости вложений ежегодно 23 млн рублей. Одновременно по всей береговой линии шли разрушительные процессы как самого склона, так и запущенной противооползневой системы. Сегодня это потребует дополнительных больших затрат на восстановление системы.
В 2006 году идея устроить развлекательный комплекс на Венце получила второе рождение. Летом 2006 года мэр Ульяновска Сергей Ермаков выделил на строительство 500 метров дренажей несколько миллионов рублей. Эти «копейки» были выделены не столько для предотвращения оползней, сколько для того, чтобы «замазать» глаза противникам строительства здесь парка развлечений «Ленинские горки». Сопротивление незаконному и опасному строительству губернатор Сергей Морозов называл проявлением обломовщины. В итоге случилось то, что должно было случиться: весной 2010 года в районе незаконного строительства произошли подряд два оползня, в связи с чем работа уже попавших под банкрртсво «Ленинских горок» была остановлена. Но благоустроительные затейники из мэрии останавливаться на достигнутом не пожелали.
Осенью 2010-го, когда затевалась глобальная реконструкция бульвара Новый Венец, встал вопрос о том, что делать с постоянно ползущим вниз склоном Венца. Явно опасаясь, что реконструкция может закончиться новым, на этот раз оползневым скандалом, мэр г. Ульяновска Александр Пинков поручил директору МУП «Строй-заказчик» Александру Шканову, хорошо известному в Ульяновске реставратору-разрушителю, контролировать ход работ по укреплению склона в районе бульвара. Мэр также распорядился выделить из городской казны смешную сумму в 2 млн рублей, как было сказано, «для ликвидации оползня». Но даже новая серия предупреждений в июле этого года, когда провалы почвы произошли на улицах Советской, Кузнецова, Гончарова, не угомонила благоустроительный раж руководства города. Реконструкция бульвара Новый Венец с применением тяжелой техники была произведена.
Следующий раз оползень случился совсем недавно — 6 сентября нынешнего года, когда дождевая вода размыла насыпь автомобильной дороги правобережного подхода с старому мосту через Волгу. В этом случае виновата не столько дождевая вода, сколько мастерство проектантов и ремонтников, осуществивших всего за год до оползня ремонт насыпи. Они отремонтировали ее таким образом, что проезжая часть превратилась в своего рода ванну, в которой скапливалась вода, стекающая с Симбирской горы. 6 сентября скопившаяся за сутки дождевая вода размыла насыпь.
Крайний, но явно не последний, оползень произошел еще до открытия реконструированного бульвара Новый Венец, прямо под его прогулочной частью. МУП «Стройзаказчик» должно было организовать работы по уменьшению этой части бульвара на 1 -2 метра, выровниванию ее и созданию вдоль склона системы пятиметровых буронабивных свай. В итоге проведенных работ склон пополз еще быстрее. Оказалось, что вместо буронабивных свай и нормальной дренажной системы противооползневая защита Нового Венца после ремонта представляет собой 3-метровые гофрированные шланги, пропущенные под фундаментом. Не нужно быть специалистом, чтобы понять, что такая система долго и качественно исполнять функцию системы дренажа не способна. При оттепелях она забьется льдом. Даже если вода найдет выход, она будет стекать из шланга в одну точку. В результате неизбежно образование воронок в таких местах, смыв имеющегося грунта вниз и мощный оползень или серия более мелких, но частых оползней.
Если не предпринять срочные меры, через пару лет это может привести к тому, что весь бульвар рухнет на останки «Ленинских горок», а постоянно ползущая в сторону Волги почва бульвара будет быстро разрушать уложенные на бульваре плитку и бордюры. Может случиться так, что через несколько лет ульяновским властям просто негде будет проводить праздники, количество которых растет даже быстрее, чем ползет склон Венца.
Власть спасёт Венец от катаклизмов?
Пытаясь хоть как-то оправдать деятельность властей, ускорившую оползневые процессы на Венце, газета областного подчинения даже выдвинула версию о том, что болгарская прорицательница Ванга якобы еще в 90-х годах предсказала, что Ульяновск сползхет в большую реку. Тем самым, всякая ответственность за возможную катастрофу как бы автоматически снимается с властей: мол, против природы не попрешь, мы тут ни при чем!
Тем не менее, нынешнее предкатастрофическое состояние Венца и практически всего волжского склона, в пределах города составляющего более 17 км, стало причиной проведения в Ульяновске специального совещания. Проводятся переговоры с федеральным агентством по водным ресурсам с целью передать на федеральное финансирование берег Волги от нового моста до поселка им. Карамзина. Ведь во многом причиной нынешних оползней является водная эрозия (поднятие в 50-х годах прошлого века на несколько десятков метров зеркала Куйбышевского водохранилища). «Решение о создании водохранилища было принято на федеральном уровне. Мы исходим из того, что, кто принимал решение, тот и должен отвечать за него», — уверен губернатор Морозов. А согласятся ли нынешние федералы брать на себя ответственность за решение, которое они не принимали?
Сейчас наблюдением за состоянием склона занимается УМУП противооползневых работ, весь штат которого составляют 25 человек при ежегодном финансировании в 7 млн рублей. Необходимо как минимум вдвое увеличить финансировании в 7 млн рублей. Необходимо как минимум вдвое увеличить штат и финансирование этого предприятия. Губернатор поручил изыскать в областном бюджете на следующий год кроме 23 обязательных миллионов рублей дополнительно еще 25 — для начала осуществления первоочередных мероприятий (капремонта дренажной системы и водоотводных штолен).
Необходимо просчитать возможную перспективную застройку склона правого берега для того, чтобы ясно представлять, как и где нужно укреплять склон, в каких местах постройка жилья или иных объектов должна быть категорически запрещена. Часть расходов может взять на себя бизнес — при условии получения права на эксплуатацию территории в обмен на создание системы противооползневых сооружений. При этом борцам с оползнем не стоит зацикливаться только на Венце и правобережном склоне. Не стоит забывать о потенциально больших оползнях в районе цемзавода, про берег реки Свияги, где тоже можно ожидать оползневых сюрпризов больших масштабов.
По итогам совещания решено воссоздать областную противооползневую станцию, создать межведомственную противооползневую программу по улучшению оползневой ситуации, для чего изучить опыт работы специалистов этого профиля в советское время и современный опыт борьбы с оползнями в других регионах России.
Важность проведенного совещания очевидна. Хотелось бы верить, что его последствиями станут выработка эффективной противооползневой программы, безотлагательная и энергичная ее реализация при достаточном финансировании. Хочется верить так же в то, что руководить реализацией программы будут настоящие специалисты, а не умельцы, вроде Александра Шканова, всегда готовые всего за пару «лимонов» побороть оползень. Тогда, может быть, и в самом деле, город не сползет в Волгу.
Игорь СВЕТОВ