ulderevo


Правовое экологическое сопротивление

Наталия Лазарева


Previous Entry Share Next Entry
RT: притравочные станции-Российские убийцы животных
ulderevo

Российские убийцы животных

Чего добиваются российские зоозащитники? Натаска, нагонка, испытание охотничьих собак – что это: забота о животных или их медленное и мучительное убийство? Об этом – зоозащитник Елена Боброва и эксперты-кинологи: Юрий Дымов и Михаил Цыпляев

Виктор Резунков: В России, в отличие от большинства стран мира, существующие правила охоты допускают явление, немыслимое по своей жестокости – притравку. В выходные, а то и в будни на сотнях, а, может, и тысячах притравочных станций, разбросанных по всей стране, в специальных загонах травят собаками медведей и кабанов, барсуков и енотовидных собак, волков и лис. Так называемые "подсадные" животные ни убежать, ни обороняться не могут – у многих удалены клыки и когти, чтобы они не поранили дорогостоящих собак. У некоторых перебиты или перекушены лапы, волкам между зубов вставляют деревяшку – "сострунивают", чтобы они не могли кусаться, медведей сажают на трос с блоком, так что они могут перемещаться лишь по весьма ограниченной территории. Бывает, используют неспособных дать отпор детенышей – лисят или зайчат. Барсуков, енотов и лис пускают в специально построенную искусственную деревянную нору и натравливают на них собак, которые, нагнав, рвут их зубами. Животные страдают, испытывают боль и стресс, находятся в постоянном страхе.

"Подсадные" животные ни убежать, ни обороняться не могут – у многих удалены клыки и когти, чтобы они не поранили дорогостоящих собак, у некоторых перебиты или перекушены лапы

Рассказывает президент Региональной благотворительной экологической организации "Балтийская забота о животных" Елена Боброва:

Елена Боброва: Притравки – это вид бизнеса, страшный, жуткий. В России созданы так называемые "испытательно-притравочные комплексы" или "станции". Они находятся по всей стране. Там вы можете в любой день притравить за деньги свою собаку на определенный вид животного. Там используются еноты, барсуки, лисы, медведи, волчата. На одной московской станции использовался даже лев, потом он погиб. Кроме того, проводятся испытания собак с целью определить, насколько они агрессивны, злобны, могут ли они рвать живое животное. Эти испытания проходят в основном в охотхозяйствах. Организуют их две общественные организации: Российская кинологическая федерация и Ассоциация общественных организаций "Союз охотников и рыболовов".

На притравочной станции
На притравочной станции

Притравки – это вид бизнеса, страшный, жуткий

И та, и другая организация написали правила проведения испытаний и состязаний. Российская кинологическая ассоциация написала правила притравки на все виды охотничьих собак и на все виды животных, которые используются как объекты охоты. Там сказано, что собака ценится именно за злобу и агрессивность. Например, если мы возьмем притравку на медведей или кабанов, то там есть такое понятие, как "болевые хватки", то есть чем больше боли доставляет собака животному, чем больше злобы она проявляет, тем больше она ценится. Интересно, что, если эту страницу Российской кинологической ассоциации открыть на английском языке, то все эти правила проведения испытаний исчезают.

Собака ценится именно за злобу и агрессивность

Такие же правила состязаний и испытаний представлены Союзом охотников и рыболовов. К сожалению, сегодня не только российская, но и международная общественность обеспокоена воспитанием агрессивности у собак. В частности, в конце января в Дели университет New Deli провел крупную международную конференцию, в которой принимали участие представители 34 стран. Мы от нашей организации представили там доклад об обучении охотничьих собак в России, потому что сейчас Международные кинологические союзы планируют отвернуться от сотрудничества с российскими охотничьими клубами из-за того, что они воспитывают в собаках агрессивность и злобу.

Так содержатся еноты на притравочных станциях
Так содержатся еноты на притравочных станциях

Почему в России новь появились законы, регламентирующие правила охоты таким образом, что экологи их иначе как "зоофашизмом" не называют?

Виктор Резунков: Каким же образом и почему в России, в которой, кстати сказать, притравка была запрещена еще в 1867 году, вновь появились законы, регламентирующие правила охоты таким образом, что экологи их иначе как "зоофашизмом" не называют?

Елена Боброва: В России в 2009 году был принят очень плохой "Закон об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…", несмотря на гигантский протест общественности. Причем свой протест заявили известные ученые: биологи, охотоведы, – а также художники и другие деятели культуры. Несмотря на подготовленное биологами и охотоведами экспертное заключение к этому закону и обращение к тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву, закон был принят. Он, в частности, разрешил региональным руководителям устанавливать свои сроки разрешенной охоты и определять виды животных, на которые можно охотиться. Там очень много нехорошего, направленного против природы, которую мы будем оставлять своим потомкам.

В 2009 году был принят очень плохой "Закон об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…", несмотря на гигантский протест общественности

Кроме того, подзаконным актом этого федерального закона являются так называемые "Правила охоты". Они написаны в Министерстве природных ресурсов и экологии РФ. Именно в этих правилах разрешено явление, о котором мало кто знает и которое можно охарактеризовать только одним словом – "зоофашизм". Речь идет о так называемой "натаске", "притравке", "нагонке". Так называют обучение охотничьих собак для охоты. Эти методы обучения заключаются в том, что собаки рвут живых животных, причем эти животные содержатся в экстремальных, ужасных условиях. Они голодают, их очень плохо кормят. В праздники и выходные их не кормят вовсе. Они сидят всю жизнь в узких клетках, в своих испражнениях. Из клеток их выводят только для того, чтобы их рвали собаки. По нашим данным, по данным ветеринаров, такие животные не живут больше двух лет. Это я говорю о крупных животных, таких, как, например, медведи. А что касается лис или енотов, то они гибнут значительно раньше. Если они не гибнут от стресса, который испытывают практически всё время, то гибнут от того, что за деньги животное можно затравить до смерти.

Елена Боброва
Елена Боброва

Виктор Резунков: Елена, а что, по-вашему, надо вообще запретить охоту?

Животные содержатся в ужасных условиях, они голодают, сидят всю жизнь в узких клетках, в своих испражнениях. Из клеток их выводят только для того, чтобы их рвали собаки

Елена Боброва: Речь идет не о такой охоте, когда охотники-промысловики убивают животное мгновенно (за исключением капканов). Речь идет о так называемой "любительской охоте". Охота сегодня – это не способ добывания пищи, это развлечение. Она даже называется, как это ни странно, спортом. Поскольку это – спорт, развлечение, то есть потеха, то обучение таким жестоким методам направлено против человеческой сущности (если мы хотим себя считать людьми). Кроме этих охотников, притравкой занимаются лица, которые имеют собак охотничьих пород. Во всех клубах, которые разводят такс, фокстерьеров, лаек и другие породы, заявляют, что для того, чтобы снять напряжение у собаки, чтобы она вам дома не мешала, надо обязательно притравливать ее по выходным дням. Вы можете поехать на любую притравочную станцию, и там увидите очередь из людей совершенно разного возраста, которые очень хвалят своих собак за то, что они такие агрессивные, за то, что они хватают лису, рвут енота, который зажался и весь трясется. Это считается у нас нормой. Против этого явления мы и выступаем.

Виктор Резунков: Под Петербургом, в северном направлении, есть маленькое селение Осельки. Рядом с ним, в глубине леса, недалеко от местного кладбища, расположена притравочная станция. Туда мы и поехали в надежде отснять, как обращаются с притравочными животными. День был субботний, и уже с утра на территории станции находились человек 15 с собаками, в основном лайками, приехавшие на своих машинах. Часть из них уходила со своими питомцами на так называемое испытание, то есть тестирование собак на охотничьи качества, в частности, на количество и качество хваток, то есть нанесения покусов. Это испытание было не чем иным, как притравкой маленького кабанчика по кличке Пиночет, которому не исполнилось еще и года. На нем за полтора часа были испытаны, как минимум, четыре злобных лайки.

Кабаниха Машка после травли собаками
Кабаниха Машка после травли собаками

Пожилую кабаниху по кличке Машка в течение почти трех часов травили сразу двумя лайками

Потом началась, собственно говоря, притравка, которую эксперты-охотоведы называют тестированием. На специально огражденную территорию была запущена пожилая кабаниха по кличке Машка, и в течение почти трех часов ее травили сразу двумя лайками, причем лайки приходят в дикое неистовство, крайне возбуждаются, из-за этого их трудно поймать, и притравка затягивается. Фотографировать и снимать видео на станции запрещено: зоозащитники пытались проникнуть и сюда, – однако для нас сотрудники станции сделали исключение, позволив сфотографировать кабаниху Машку и маленького Пиночета, приходящих в себя уже после притравки. Кроме того, сотрудники станции разрешили нам побеседовать с Юрием Дымовым, экспертом-кинологом 1-й категории, работником станции натаски и нагонки собак, и с Михаилом Цыпляевым, экспертом 1-й категории, руководителем породы западно-сибирских лаек.


?

Log in

No account? Create an account