?

Log in

No account? Create an account

ulderevo


Правовое экологическое сопротивление.Защита себя и тех, кого не защищает никто

Наталия Лазарева


Previous Entry Share Next Entry
И.Мирошников: «В какой области они специалисты?»
ulderevo

Оригинал взят  у Симбирский Курьер
Прошедшие в Ульяновске дожди активизировали оползневые процессы на грузовой «восьмерке». Власти, защищающие интересы компании «КПД-2», ведущей строительство жилого комплекса «Пионер-парк» в оползневой зоне, продолжают говорить о стабилизации склона и приводят выводы комиссии ЧС о непричастности стройки к сходу грунта. У инженера-геолога, почетного разведчика недр РФ Ивана Мирошникова такие выводы «специалистов» вызывают недоумение.

На оставшейся части дорожного полотна грузовой «восьмерки» с начала нынешней недели появляются все новые трещины. Это свидетельствует о том, что сползание грунта продолжается. Рабочие все эти дни пытались предотвратить попадание дождевой воды на опасный склон – для этого в верхней части дороги построили нечто вроде «лежачих полицейских», а свежие трещины в асфальте засыпали землей, - но, судя по всему, старания оказались напрасными – вода шла в обход вырытых траншей и дренажей.

В администрации Ульяновска ситуацию прокомментировали так: «Отмечена просадка грунта на местах образования трещин, без дальнейшего обвала. Само тело оползня продолжает оставаться в стабильном состоянии».

Строительство жилого комплекса «Пионер-парк» тем временем продолжается полным ходом. Зеленый свет КПД-2, напомним, был дан по итогам заседания областной комиссии ЧС 26 мая, где прозвучало заключение специалистов Института геоэкологии имени Е.М.Сергеева РАН о непричастности стройки к оползню. В редакцию обратился инженер-геолог, почетный разведчик недр РФ Иван Мирошников, чтобы выразить свое несогласие с выводами экспертов:

Жилой комплекс «Пионер-парк» предполагалось строить на оползневом склоне и на территориях к нему прилегающих.  Для таких случаев ныне действующими нормативными документами определен строгий порядок. Согласно нему, в качестве первоочередных работ в составе изысканий выполняется расчет устойчивости оползневого склона. Заметьте, не строительной площадки, а всего оползневого склона. Расчет выполняется по нескольким направлениям, наиболее опасным. Теми же нормативными документами строго определена длина таких линий, таких направлений: она должна начинаться с бровки оползневого склона и заканчиваться на урезе воды в водоеме, подмывающем склон.

Расчеты выполняла фирма «Гипрокоммунстрой», хорошо известная в Ульяновске в течение десятилетий с хорошей стороны. Расчеты были выполнены по трем направлениям: две линии к востоку от грузовой «восьмерки», а третья - самая опасная, прямо через  оползневый цирк, по восточному борту которого проходила трасса «восьмерки». Именно здесь, в  этом цирке, регулярно, начиная с 50-х годов минувшего века, происходят оползни, разрушая каждый раз дорогу. То есть и без всяких расчетов было понятно: оползневый склон тут неустойчив и любое строительство по линии недопустимо. Фирма обсчитала и эту линию, получила цифровое подтверждение неустойчивости склона, но далее делает совершенно необъяснимое с точки зрения специалиста: наплевав на цифры, признает оползневой склон… устойчивым. Да не просто устойчивым, а имеющим запас устойчивости, достаточный для строительства ЖК «Пионер–парк». Именно такой вывод от фирмы был совершенно необходим тем, кто всю эту кашу заварил.

А дальше уже просто: вывод такой признает фирма ОАО «УльяновскТИСИз», выполняющая весь комплекс инженерных изысканий для ЖК (выводы по расчетам приложены к отчету и изысканиям). Получается, что в итоге изыскательных работ сделан вывод об устойчивости оползневого склона. Изыскания где-то прошли экспертизу. И поскольку строительство началось, выводы экспертизы ясны. И теперь путь к разрешению на строительство открыт, оно началось и пошло быстрыми темпами…

А 5 апреля на третьей линии расчета устойчивости оползневого склона происходит оползень. Он разрушает грузовую «восьмерку», но главное, что он сделал, - открыл перед всеми аферу, по-другому и не назовешь. Выяснилось, что вывод об устойчивости оползневого склона, сделанный фирмой «Гипрокоммунстрой», - заведомая фикция. А значит, строить нельзя. А стройка началась… Продолжать не буду, потому что это уже не инженерная геология, а поле деятельности для правоохранительных органов.

Остановлюсь еще на нескольких моментах. Во-первых, стоит сказать о специалистах, приглашенных со стороны. Среди них – Венера Латыпова, профессор Казанского федерального университета. Специалист в области оползней  классный. Ее оценка главной причины оползня на «восьмерке» («подмыв») – точна, не подкопаешься, ее мнение о нашей состарившейся дренажной системе («не выполняет своей функции – не перехватывает всего потока грунтовых и подземных вод») соответствует на 100 процентов истине, а данные о средней скорости разрушения оползневого склона в Ульяновске (два метра в год) заставляют крепко задуматься. Такой спец аферистам был не нужен: знающий, принципиальный. Ее услуги не потребовались.

Так появились специалисты Института геоэкологии им. Е.М. Сергеева РАН. Фирма очень серьезная, и на специалистов ее, полагаю, надежда была особая. Признаюсь, логика действий аферистов была легко предсказуемой, и поэтому к оценке действий спецов (каюсь) я подошел с определенным предубеждением.

На вопрос об основной причине оползня на грузовой «восьмерке» они ответили так: «климатический фактор, высокий уровень подземных вод, наличие блокового оползня и т. д.». Эта же формулировка содержится в протоколе №1 по выяснению причин активизации оползневых процессов в границах спуска Степана Разина и Зеленого переулка в Железнодорожном районе города Ульяновска, подготовленном срочно созданной комиссией по беглому знакомству с оползнем: «теплая зима, паводок, насыщение грунтов водой».

Примечательно, что в этой комиссии вопросы инженерной геологии курировали представители фирм «Гипрокоммунстрой» и ОАО «УльяновскТИСИз» - тех, которые прямо учувствуют в проекте ЖК. Фактическая главная причина оползня – подмыв оползневого склона – была не названа. Не назвали ее, понятно, и специалисты института. Факт настораживающий.

Далее. Обследуя оползни на улице Любови Шевцовой и на грузовой «восьмерке», специалисты не увидели, что они разные , что последний вообще для Ульяновска – уникум (подмыв произведен безымянным ручьем, а во всех других – либо Волгой, либо Свиягой). И это еще один факт не в пользу экспертов института.

Специалисты по оползням хорошо знают, что только устойчивость оползневого склона решает вопрос, можно строить или нельзя. В институте этого не знают, поскольку упрямо доказывают, что стройплощадка на оползень не влияет, не понимая, что оползневый склон простирается далеко за пределы стройки.

Наконец, меня лично просто убила фраза из заключения института: «запрет на возведение объекта вблизи оползня составляет 20-25 метров». Откуда взята такая чушь? Это мнение института? Или какой-то документ? Чем-то же такие ляпы нужно обосновывать. Объясняет нелепый посыл следующее предложение: «Стройка «Пионер-парка» ведется на значительном, порядка 150 метров, расстоянии…».

Понятно, наверное, всем, что такие специалисты и нужны были только для того, чтобы они на комиссии хором исполнили фразу: «Стройплощадка тут ни при чем!». В какой области они специалисты? И какое отношение к ним имеет Институт геоэкологии имени Е.М.Сергеева РАН?» - спрашивает Мирошников.

Фото: Дмитрий Минаев.