?

Log in

No account? Create an account

ulderevo


Правовое экологическое сопротивление.Защита себя и тех, кого не защищает никто

Наталия Лазарева


Previous Entry Share Next Entry
Борис Самойлов - Перестаньте сгребать осеннюю листву — москвичи взывают к мэру Собянину - ИА REGNUM
ulderevo
https://regnum.ru/news/2503416?fbclid=IwAR1nFWuU3k06J-MYg3zkfusgfAD361qA5nY0gQ5jChxYcszGlarWYNeMfDo

Специально для  ИА REGNUM кандидат биологических наук, председатель Экспертного совета Московского городского общества защиты природы Борис Самойлов рассказывает, как действия городских служб ведут к деградации зеленых насаждений Москвы и, как следствие этого, экологической катастрофе.

Золотые листья
Вот уже более 10 лет как с наступлением осени по всей Москве начинается страдная пора — тысячи вооружённых граблями и мётлами людей тщательно выгребают и выметают из-под деревьев и кустов опавшую листву, упаковывают её в чёрные мешки для мусора и куда-то вывозят. Кто-то вообще не обращает внимания на это и безразлично относится к каким-то там опавшим листьям. Кто-то уже привык к их обязательной уборке и, не вникая в суть дела, считает это занятие обязательным и полезным. Кому-то, напротив, не нравится очищенная от опавшей листвы голая земля — источник пыли в сухую погоду и грязи во время дождя.

Как говорится, сколько людей, столько и мнений. Большинство же горожан, ежегодно видя грандиозные масштабы борьбы московских коммунальщиков с осенним листопадом, убеждены в целесообразности этого мероприятия: не будут же власти города понапрасну тратить миллионы и миллионы бюджетных средств на какое-то сомнительное и бесполезное дело!

Судя по тому, с каким усердием коммунальные службы Москвы собирают и увозят опавшую листву с каждого клочка земли, эта деятельность, безусловно, приносит кому-то немалую выгоду. Трудно даже представить, какие суммы «осваиваются» на уборке «листового урожая» с огромной территории мегаполиса. Во что налогоплательщикам обходятся оплата труда привлечённой к этой работе армии трудовых мигрантов, закупка сотен тысяч одноразовых мешков, горючее для их транспортировки на загородные свалки?

Для чиновников ЖКХ покрывающие землю осенние листья оказались поистине «золотым дном», как им представляется, неисчерпаемым и стабильным денежным источником. Может быть, это и так, если говорить о нынешних финансовых возможностях Москвы. Но существуют незыблемые законы природы, с которыми «специалисты» и менеджеры столичных коммунальных служб считаться не хотят. А стоило бы вспомнить наших далёких предков, которые занимались переложным земледелием и вынуждены были каждые 5−7 лет забрасывать распаханные на месте сведённого леса пашни из-за истощения почвы и падения урожаев зерновых культур. При этом собирали они со своих полей какие-то «зёрнышки и соломинки» — всего-то навсего!

В современной же Москве из года в год с каждого гектара поверхности почвы тоннами удаляется вся органика — летом выстригают под корень траву, осенью выгребают опавшую листву, зимой и ранней весной спиливают у деревьев кроны, увозят их неведомо куда, оставляя вместо здоровых деревьев уродливые «остолопы». И причины столь пристального внимания к зелёным насаждениям Москвы предельно ясны: это материальный интерес разного рода начальников, причастных к содержанию озеленённых территорий. Как говорится, «три пишем, два в уме».

Единым фронтом с ЖКХ беспощадную борьбу с опавшими листьями ведёт и административно-техническая инспекция Москвы (ОАТИ), которая не устаёт выписывать всем и вся немалые штрафы за неубранные листья. Нынешней осенью оштрафовали даже парк «Сокольники», требуя с его руководства убрать листья с лесных просек и дорожек. И с какой стати ОАТИ вдруг озаботилось опавшей листвой? Это ведь полноправный элемент природы, а не мусор, что подтверждается даже Правилами санитарного содержания территорий в Москве!

Пагубные для живой природы и экологически вредные для Москвы последствия подобной деятельности столичных коммунальщиков и инспекторов уже проявляются по всему городу. В тени под деревьями зачастую вообще ничего не растёт, а на открытых местах вместо сочной зелёной травы из земли торчит реденькая щетинка или желтеют высохшие рулонные газоны. Почва постепенно превращается в мёртвый субстрат, где уже не могут жить главные переработчики опавших листьев — дождевые черви. Даже наиболее устойчивые к городской среде средневозрастные липы и клёны приходят в ослабленное состояние и преждевременно отмирают, объём листвы на многих деревьях сократился за последнее десятилетие почти в 2 раза и продолжает уменьшаться.

Если ещё в начале 2000-х гг. из-под раскидистых крон крупных деревьев выгребали по 5−7 мешков листьев, то сейчас — по 3−4, а то и меньше. До какой же степени деградации должны дойти зелёные насаждения Москвы, чтобы городские службы выпустили их из своих жадных и смертоносных объятий?!

В результате прекращения поступления в почву питательных веществ у деревьев перестают расти и подгнивают корни, поэтому они «неожиданно» падают даже при слабом ветерке. Ещё недавно городские почвы, населённые самыми разными живыми организмами, легко перерабатывали опавшие листья и растительную ветошь, превращая их в питательные для растений вещества.

Теперь же из-за чьих-то корыстных интересов или экологического невежества почвы на озеленённых территориях Москвы резко снизили свою биологическую активность и плодородие. Они становятся всё менее пригодными для произрастания деревьев, кустарников и трав. Ослабление и отмирание древесных и травянистых растений происходит не только из-за деградации городских почв, но и в результате промерзания корнеобитаемого слоя в зимние холода и его иссушения в жаркое лето.

Устойчивая к нашему климату и воздействию городской среды естественная травянистая растительность и рыхлый слой опавшей листвы всегда надёжно защищали почву и корни во все сезоны года. Но с недавних пор зелёные насаждения Москвы будто специально выставляются на зимние холода и летнюю жару. И результат закономерен — их деградация и отмирание на огромной территории мегаполиса усиливаются с каждым годом, что не может не отразиться на состоянии окружающей среды и в конечном итоге на качестве жизни и здоровье горожан.

К сожалению, процесс деградации зелёных насаждений и медленное умирание деревьев мало кто замечает. Вроде бы травка после дождя зеленеет, листья на деревьях весной раскрываются, да к тому же на скверах и бульварах в последние годы разбиты цветники, вдоль улиц расставлены контейнеры с декоративными кустарниками и деревьями, в разных районах города закладываются новые парки и скверы. Какие могут быть опасения и претензии к столичным властям?

А опасность заключается в том, что в многомиллионном мегаполисе в отношении его озеленения нельзя рассуждать как в обычном городе. Здесь, принимая во внимание запредельные размеры городского образования, огромную площадь асфальта, бетона, металла, стекла и других экологически вредных поверхностей, а также чрезмерные техногенные нагрузки на окружающую среду и живую природу, недопустимо зацикливаться только на декоративности и «эстетичности» зелёных насаждений, как это сейчас делается в Москве.

В условиях мегаполиса приоритетное значение приобретает средозащитная эффективность зелёных насаждений, напрямую зависящая от их площади и объёма продуцирующей зелёной биомассы и, конечно, физиологического состояния древесных и травянистых растений. У нас же при реконструкции и благоустройстве парков и скверов, городских улиц и дворов, прибрежных зон рек и прудов тысячи и тысячи квадратных метров, которые могли бы существенно дополнить зелёные лёгкие столицы, бездумно закладываются тротуарной плиткой или заливаются асфальтом. А сами насаждения из-за экологически неграмотного содержания рано или поздно окажутся в настолько ослабленном состоянии, при котором от них мало пользы.

Если руководители Москвы не обладают элементарными биологическими познаниями, которые они должны были получить ещё в школе, то им во время зарубежных поездок стоило бы обратить внимание на содержание озеленённых территорий в близких нам по климату Праге или Берлине. Действительно, в европейских городах опавшую листву убирают не только с проезжей части и тротуаров, но и с газонов. Да только там к газонам относят не всю травянистую растительность, как в Москве, а искусственно созданный травяной покров из светолюбивых и образующих плотную дерновину злаков.

На настоящих газонах опавшие листья остаются на поверхности густой травяной щётки, они не разлагаются и не могут вернуть почве накопленные ими питательные вещества. Поэтому их можно удалять без особого вреда для природы. А общая площадь газонов на озеленённых территориях европейских городов составляет сравнительно небольшую долю, поскольку их экологическая эффективность крайне низка, при том что создание и содержание требуют немалых затрат.

В Москве всё обстоит ровно наоборот! К газонам московские чиновники причислили всё, что в пределах города не покрыто асфальтом и крышами, а это отнюдь не узкие полосы вдоль дорог и вокруг цветников, где создание и дорогостоящее содержание низкотравных злаковых газонов оправдано. Многие тысячи гектаров естественной травянистой растительности или даже голого грунта у нас с недавних пор именуются «газонами» и содержатся в режиме, предусматривающем губительную для естественного разнотравья и почвы частую стрижку травы и полное удаление опавшей листвы.

Зачем же ограничивать свои непомерные аппетиты, если бездонный городской бюджет позволяет осваивать любые площади? Поставили бы они себя на место любого дерева, растущего в московском дворе или на сквере! Перед наступлением зимы из-под его кроны, будто специально, чтобы корнеобитаемый слой промёрз как можно глубже, удаляется рыхлая защитная подушка из опавшей листвы. С приходом весны, когда начинается сокодвижение, дерево испытывает острый дефицит органических питательных веществ, так как нынешние горе-озеленители заблаговременно «зачистили» его жизненное пространство от любых растительных остатков, без возвращения которых в почву она теряет свою биологическую продуктивность и не может «прокормить» даже небольшое дерево.

Не так легко дереву пережить и засушливое жаркое лето, когда под его кроной вместо сохраняющих почвенную влагу теневыносливых трав наши коммунальщики из года в год безрезультатно пытаются создать газон. Так что в российской столице делается буквально всё, чтобы деревья, кустарники и травы постепенно чахли и отмирали. С полной определённостью можно утверждать, что зелёные насаждения с недавних пор существуют в Москве не благодаря, а вопреки проводимому за ними дорогостоящему уходу.

Понятное дело, чем больше отнесённая к газонам площадь, тем больше денег выделяется на их создание и содержание. А это снятие естественной растительности и верхнего слоя почвы, завоз, укладка искусственных почвогрунтов, посев злаков, регулярный полив, сгребание растительной ветоши и, конечно же, частая стрижка травы и удаление опавших листьев.

Впрочем, при уходе за московскими псевдогазонами выполняются только два мероприятия — стрижка травы и удаление опавшей листвы. Всё остальное, если и планируется, остаётся лишь на бумаге. Видимо, наши коммунальщики и вместе с ними многие горожане считают, что для содержания газонов достаточно как можно чаще стричь траву и убирать всю опавшую листву.

Наверное, именно по этой причине москвичи благосклонно воспринимают тщательное выгребание опавших листьев из-под деревьев и кустарников, в тени которых светолюбивые газонные злаки не могут сформировать газон. А росшие там прежде сныть, яснотка, гравилат, мальва и другие теневыносливые травы уничтожены, поскольку они не выдерживают стрижки и сгребания опавшей листвы. В итоге там, где ещё недавно под защитой опавших листьев с приходом весны благополучно произрастали и цвели десятки видов травянистых растений, которые не боятся ни летней засухи, ни зимних холодов, сегодня темнеет голая земля или пробивается тщедушная газонная травка.

И подобную безрадостную картину москвичи теперь наблюдают в палисадниках под своими окнами, под деревьями на скверах и бульварах — везде, где поработали наши «травовыстригатели» и «листособиратели». Когда же, наконец, в Москве прекратится бездумное избиение природы и москвичи вновь увидят зелёную сочную траву и здоровые деревья с тенистыми кронами?

Судя по всему, наши коммунальные службы решили покончить с естественным разнотравьем на территории столицы и взяли за образец отвергнутый в европейских городах ещё 30−40 лет назад самый бесполезный в экологическом отношении тип озеленения — низкотравный газон с отдельно стоящими деревьями. В их представлении именно этот предельно примитивный стиль озеленения является показателем чистоты и порядка — эталоном, к которому следует стремиться, не жалея сил, а главное — средств.

Конечно, о вкусах можно спорить, но несомненно одно — в перенаселённом и переполненном автомобилями мегаполисе недопустимо ради чьих-то корыстных интересов или экологического невежества подрывать средозащитную эффективность зелёных насаждений, которые не могут нормально развиваться и оказывать положительное влияние на окружающую среду при нынешнем режиме их содержания.

И долго ли ещё городские чиновники смогут прикрываться поступающими на портал «Наш город» жалобами и пожеланиями малосведущих в вопросах охраны окружающей среды москвичей и результатами их опросов на портале «Активный гражданин», вопросы на котором составляются таким образом, чтобы были получены нужные чиновникам от ЖКХ ответы? Наверное, столько, сколько лет ещё смогут выдержать зелёные насаждения Москвы неуёмный аппетит свалившихся на них менеджеров и псевдоспециалистов.

Подробности: https://regnum.ru/news/2503416?fbclid=IwAR1nFWuU3k06J-MYg3zkfusgfAD361qA5nY0gQ5jChxYcszGlarWYNeMfDo
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.


Recent Posts from This Journal