Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

И.Мирошников о стройке над легковой восьмеркой

О стройке над легковой восьмёркой И.П.Мирошников, почетный разведчик недр РФ, заслуженный эколог Ульяновской области, почетный строитель РФ , бывший начальником  Ульяновской  геологоразведочной экспедиции с 1959 по 1985, главным геологом института «Ульяновскгражданпроект» с 1985 по 1988, главным государственным инспектором Ульяновской области по охране природы с 1988 по 2002, эксперт по вопросам инженерно-строительных изысканий ОАУ «Ульяновскгосэкспертиза» с 2002 по 2012гг
Расшифровка аудиоинтервью 26.10.18

И.П.Мирошников —Нельзя там ничего делать

Там даже трогать нельзя. И лес не стоит трогать.

Там,  во-первых, круто, а во-вторых внизу идет железная дорога. И если это блок двинется, то достанется, в первую очередь, железной дороге.

Н.Л. — А автомобильная?

И.П.Мирошников —Автомобильная, само по себе, автомобильную он сразу снесёт, но это всё-таки автомобильная.
А когда железная дорога—это же магистраль, инфраструктура государственная. Если  там встанет  движение и надолго, это же стратегический  мост, елки-зеленые, не дай Бог... Поэтому это затеянное там строительство—это <«странность»> несусветная.

Вы понимаете, оползень 1915 года, который наделал беды при строительстве моста, и из-за которого просили батюшку царя, чтобы он перенес срок ввода моста на год еще…Но царь ни в какую им дату не сдвинул, и поэтому это стоило денег, и нам — мы потеряли очень много.

Вы представляете, шла аркада, с нашего высокого берега высокая аркада шла на мост и по этой аркаде спускалась бы дорога. Равносильно как там в Альпах где-то, несусветная красота. Под эту аркаду уже на глубину до 40м были заложены фундаменты. Так вот этот оползень, когда пошел, он снёс эту аркаду, как «тьфу»,ничего не существующее. Вы понимаете, это уже было построено, забетонировано, на такую глубину, все были абсолютно уверены, что это вечное, это же не какие-то «терраски» и какой-то домик там построить… Это было капительнейшее строительство, аркада! Надо представлять себе это сооружение: гора- 40-50 метров высоты и стоят арки. И всё это оползень снёс, как мелочь, «тьфу», для него это ничего не стоило, он их свалил!


     И вот теперь если из-за какой-то дури двинется вот эта вся масса, значит, не будет ни этой дороги [а/м], ни железной дороги.

А это обязательно произойдет, потому что, я же вам уже говорил, цикл  50-60 лет. Эти 50-60 лет от большого оползня до большого оползня уже прошли. И теперь: вот он стоит, вопрос, где произойти? Где произойдёт этот срыв? Где: под филармонией? Под сельхоз-институтом? Под художественным музеем? Где первое сорвёт и основательно? Потому что это всё — один этот оползень 1915 года. Это он связывает все вот эти самые назревшие места. И вот теперь —где только сорвёт.

Мы виноваты кругом. Я говорил о том, что филармонию надо было снести, давно уже, это первое, меня не послушали, меня не послушали, ну там ладно, там всё-таки пилон, он более-менее держит. Ну дальше-то? Не надо «злить». Не надо тигра дергать за усы. Глупостей ведь кругом мы делаем тьму, и вот эта-одна из первых. Какой черт их туда несёт? У нас что площадей для строительства нет?

Н.Л.— Ну так «Вид»…

И.Мирошников—Ну так, «вид». Погодите ещё. Вот стоит замок вниз от площади 30-летия и стелы. Он стоит кандидатом тоже на «первый сорвётся». Я больше чем уверен, что он застраховался и никакой потери не понесёт, но хотя бы все увидят, что нельзя этого делать. А тут сами мы провоцируем это всё дело.

Ведь из-за чего оползень 1915 года пошел, у него повод был — прошёл ливень, мощный ливень. И вроде бы как считают, что ливень был виноват. Но не ливень был виноват. А виновато было то, что при строительстве выхода на мост подрезали склон. И тем нарушили его равновесие. А вот этот ливень явился только поводом, непосредственно, что дало возможность сорваться.

—Н.Л.—Но Вы же сами говорите, что у нас здесь оползни циклами. Какая тогда разница? Он что, мог бы не произойти?

И.Мирошников— Он произошел бы обязательно, только вопрос, где и когда. А тут подрезали, чем и создали условия для оползня. А ливень прошёл—все это пораньше произошло.

Произошло бы это позже, когда построили бы аркаду, представляете? Уже была бы аркада, поезда бы ходили через мост, ездили, а аркада эта стояла бы метров 20-30 высоты и вот пошел бы потом этот оползень и снес ы эту аркаду так, как он снёс её в стадии строительства, что бы тогда было? Так что, с одной стороны, надо благодарить Бога за то, что этот оползень  в тот период произошёл и не позволил нам вот такую вещь построить. А с другой стороны просто те, кто строили этот выход, тёмные люди был с точки зрения оползня. Они не представляли всей силы, всей мощи этого явления, что когда сорвётся этот блок — миллионы тонн весом, то человеческие производные, что мы там построили это всё, и тут всякие там «стенки упорные», это все тьфу, мелочь. Он снесёт это как мелочёвку для него.

***

Переписано Н.Лазаревой
27.10.18 полное или частичное использование разрешено только со ссылкой на источник

Иван Мирошников: нужно намывать мыс между мостами и переселять Нижнюю Террасу на уровень Волги

       Накануне юбилея Ивана Петровича Мирошникова, нашего великого земляка, который, как никто, знает Ульяновскую область, изучая ее с 1959 года,
публикую записанные на встречах с ним рассказы. Начнем с контраста официальной ленте новостей.

И.П.Мирошников 22.11.2016: «Мы, вообще говоря, совсем замолчали о Нижней Террасе. Совсем заглох разговор, который я старался поднимать, когда еще был в комитете (главный госинспектор Ульяновской области по охране природы с 1988 по 2002). На Нижней Террасе на население влияет 2 мощных обстоятельства. Первое: само осознание, что вы живете на 8 метров ниже уровня водохранилища. Сделали капремонт дамбы, показали, насколько это всё дело надежное. Но никто не сказал, что вся дамба — это песчано-гравийная смесь, которая со стороны водохранилища покрыта слоем бетона и уложена плитами уложена. А  со стороны поселка —ничего, просто песок, который зарос травой, деревьями, за счет этого держится. Чуть прорвать в одном месте, и вода хлынет в этот песок. По третий этаж, не дай Бог, тем более, когда сейчас такой уровень терроризма.

Но это одно.

    Другая беда, что это котловина, через которую идет напряженная автомобильная дорога, и котловина эта не продувается. Поэтому все выхлопные газы проходящих и находящихся там машин, все выхлопы завода накапливаются в этой яме. На уровне взрослого человека это еще туда-сюда, но страшно, что самый концентрированный воздух с этими выхлопами — на уровне роста детей.

       Ведь Дамбу и Нижнюю террасу поставили постановлением Советского правительства во главе с товарищем Сталиным, потому что учитывая  международную обстановку тех времен, сочли, что завод такого значения и выпускающий такую продукцию (патронный завод) —нельзя ликвидировать. Лучше пойти вот на такие дополнительные расходы: строить дамбу, дренажную систему, вкладывать в нее каждый год огромнейшие деньги, периодически капитально ее ремонтировать. Но это было решение согласно той международной обстановке.

       Но  дело в том, что уже наше местное  правительство, облисполком, администрации, ни одного раза не поставило этот вопроса на правительстве России. Что мы живем во временных условиях. Что нас определили так на короткое время, что как только международная обстановка улучшится, предприятие отсюда вынести, людей выселить, замыть и ликвидировать котловину.

-- Звучит радикально.

           Да, так вот я и слетел с должности советника Морозова  по одной причине. Я вот это ему все рассказал в докладной записке.
Я думаю, что существует закрытый доклад об истинном состоянии атмосферы на Нижней террасе. О нем, наверное, знает только санитарная служба, но  у них там всего один пункт и тот — на всё Заволжье, а там на одной Нижней Террасе  надо их делать штуки три
на разных концах, чтобы нарисовать картинку, как распределяется это загрязнение.

Я предложил губренатору: конечно надо один раз поставить вопрос на центральном правительстве. Вас не послушает центральное правительство, один раз, но будет факт, что ульяновское правительство беспокоится о здоровье местного  населения. Да, дадут один раз отворот, второй раз надо обращаться. Но это же их кресла, кто любит сообщать о таких вещах.

Я губернатору сказал, что есть вполне реальная возможность перенести предприятие из котлована, если по состоянию на сегодня будет принято решение о выносе завода на другую площадку. Вот у поворота с  Президентского моста есть большое пространство. Мы могли уже сегодня из Волги намывать потихоньку площадку, больше ничего не делая. Это достаточно недорогие работы. И когда будет заготовлена намыта большая площадка под уровень дамбы, скажем так, под 10-20-30 домов, потихоньку начать строительство этих домов. И постепенно, когда дом за домом будет готов, снизу  из дома с Террасы людей переселять, дома закрывать, разбирать, утилизировать, для последующего замыва котлована.

Вдоль левого берега Волги выше к Старой Майне мы имеем огромнейший запас грунта. Потребуется 60-70 млн кубометров  грунта. Мы этот запас имеем. И только гидромеханизацией, постоянно, потихоньку,  не торопясь, строя по одному, по два дома в год, мы получим кусок нового микрорайона. На уровне дамбы, приуроченной  к Президентскому мосту, будет готовая площадка, на ней будут стоять новые дома, она пока  будет обрываться в сторону старой Нижней террасы. Далее таким образом можно будет переселить со дна котловины Нижней террасы на площадку микрорайона между мостами, уровень его будет на уровне Волги, ему ничего не будет угрожать, он будет прекрасно продуваться.

Ну, это посчитали бредом сумасшедшего, такие советники не нужны.

-- То есть, вы стали не нужны, как советник губернатора, не из-за предсказания сползания Филармонии и УГСХА? И не из-за  давнего противостояния застройке над грузовой восьмеркой?

Ну, это тоже было, но не последняя капля. Прежде чем давать такой совет, я долго думал, но власти для такого разговора не готовы, просто не воспринимают. Сегодня никто не будет разговаривать на  эту тему. Я опубликовал в газетах, по-моему, три материала, рассказал, что наблюдал, долгое время находясь на Венце, с высоты третьего этажа на Корюкина. Там великолепно видно все Заволжье и особенно Нижнюю террасу. Как по мосту поезд проходил, куда шел дым, при каких ветрах, я всё это анализировал, что происходит при восточном, западном, южном ветре, северном. Вопрос  как-то поднимали. А сейчас всё стихло.

-- А как же планы реновации  Нижней террасы, «стратегический проект», застройки высотками, косметические ремонты старых домов?

Нельзя этого делать, котлован нужно замыть под уровень дамбы. Там проблем особо не будет, он будет, как природный мыс между мостами, навести поверх намытого чернозем, всё, что надо. Ну понятно, вы воспринимаете это предложение в штыки. Но у вас есть проектный институт, дайте проект, пусть просчитают, вы будете иметь цифры, сколько будет стоить квадратный метр, потихоньку будете привыкать к этой стоимости.

-- Ну, может риск прорыва дамбы не столь высок, зачем идти на такие траты, с чего  он будет-то?

Рисков прорыва было много. И не дай Бог. Вы не помните, например, когда строили Президентский мост, оторвалась баржа, прошла вдоль дамбы, все время в неё билась, дошла до старого моста. Её расстреливали из пулемета, ничего не получалось. Потом взяли гранатометы, 3-4 залпа сделали и только так баржу затопили.



Иван Петрович Мирошников:

Начальник  Ульяновской  геолого-разведочной экспедиции (1959-1985)

Главный геолог института «Ульяновск Гражданпроект» (1985-1988)

Первый заместитель главного государственного инспектора Ульяновской области по охране природы (1988 - 1996)

Главный государственный инспектор Ульяновской области по охране природы (1996 - 2002)

Эксперт в  государственной экспертизе.

«Почетный разведчик недр Российской Федерации»

Заслуженый  эколог Ульяновской области.

Почетный строитель Российской Федерации

_________________
Наталия Лазарева, 06.03.17
полное или частичное использование материалов-только с прямой ссылкой на источник

Краевед С.Б.Петров: "Оставьте в покое парк! Не вами заложен, не вами наименован, не вами спасён..."

Уважаемые земляки!

Прошу прочитать мое письмо и сделать должные выводы.

В июле 1980 года «Ульяновская правда» в статье писателя Льва Фомина (УП, 27 июля) сообщила читателям, что строительство на улице Минаева завершается, по нечетной стороне больше ничего строиться не будет. На месте снесенного квартала деревянных домов между улицей 12 Сентября и Свиягой «вскоре зашумит новый парк». В создание парка, получившего имя И.Н. Ульянова, были прямо и косвенно вложены огромные средства. Всем владельцам снесенных домов и приусадебных участков была выплачена компенсация и предоставлены квартиры. В закладке парка приняли участие тысячи горожан, первые лица области и города, профессиональные ботаники. Были закуплены десятки сортов деревьев. За 40 лет парк великолепно разросся и представляет собой драгоценный оазис вблизи загазованной трассы.

Но какое до этого дело циничным людям, для которых главное в жизни нажива. «Экологическая политика» ульяновских властей и архитекторов такова: живой природы в городе не должно быть. Областной центр не должен подражать Лондону, Вене, Копенгагену, Вашингтону, где в городской черте растут вековые деревья, на полянах пышная трава, поют и гнездятся птицы, бегают белочки. В Ульяновске увидят, что еще сохранился уголок с естественными красивыми деревьями (а не в бочкотаре!) и цветами (а не в пластмассовых тазах, развешенных на гнутых трубах!), и это никакого дохода им не приносит, делают вывод: непорядок, надо «благоустроить». Под «благоустройством» понимается выкашивание растительного покрова до земли без полива, покрытие полян плиткой, загромождение улиц бетонными ящиками с чахлой растительностью, установка зеленых скульптур, бюстов, палаток… Чего угодно, лишь бы деньги оприходовать. Особенно отвратительным и наглым выглядит нападение под прикрытием лжи и демагогии на парк И.Н. Ульянова. Его удалось отстоять от застройки развлекательным центром, мечетью, гостиницей «Мариот». Но все равно денег очень хочется, поэтому нашли лазейку: придумали «Сквер духовности». Навезли валунов, прикрепили к ним таблички с неразборчивым текстом, освоили миллионы, получили гонорар. При этом повредили деревья, убили землю щебенкой. Мало! Надо уничтожить весь парк, от природы оставить маленькие квадраты и треугольники с выстриженной травой. Проложить поперек дорогу, все пространство заполнить черными фигурами персонажей, не имеющими к истории Симбирска-Ульяновска прямого отношения (город основан в 1648 г.). Это не патриотизм, а издевательство над природой, культурой и населением. Оно ежедневно просит починить дороги и тротуары, заменить лопнувшие трубы системы ЖКХ, установить уличное освещение, осушить затопленные подвалы, починить протекающие крыши и т.д., но на это денег не хватает. А на доходные для узкого круга лиц проекты – всегда имеются. Да и непонятно, зачем у стен храма устраивать парк культуры и отдыха?

Господа чиновники! Оставьте в покое парк! Не вами заложен, не вами наименован, не вами пока спасен от застройки! Если денег в избытке, сделайте такую «духовность» на свободном пустыре, например, в Заволжье.

Сергей Петров, краевед.

18.06.2016

RT:«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

Вчера по большой ошибке по инерции потратила  час времени на полную ***ню,  надеюсь , последний раз, общаясь с местной экобогемой.И как специально, проскочила статья,как ни странно, в "Максимонлайн" о происхождении наших любимых выражений, которую кладу здесь себе в закладки.
В память о данном себе вчера обещании больше с этой "богемой" ***ней не страдать. Заодно и не будет коробить от незнания богемой русского языка:)


«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения


11Жив, курилка!

«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

Знаменитое выражение, о котором все знают, что оно принадлежит поэту Пушкину, на самом деле принадлежит не Пушкину. Это приговорка из популярной некогда детской игры. Дети, стоя в кругу, быстро передавали друг другу горящую лучинку и напевали: «Жив, жив курилка! Еще жив курилка!» Тот же несчастный, в чьих руках курилка потухал, считался проигравшим и должен был выполнить какое-нибудь глупое, а порой и небезопасное задание — например, подсыпать противной Амалии Яковлевне нюхательного табаку в ночной чепец.


12Рояль в кустах

А вот эта фраза на самом деле авторская. Взята она из ставшего знаменитым скетча Горина и Арканова «Совершенно случайно». В этой сценке юмористы изображали принципы создания репортажей на советском телевидении. «Давайте же подойдем к первому случайному прохожему. Это пенсионер Серегин, ударник труда. В свободное время он любит играть на рояле. И как раз в кустах случайно стоит рояль, на котором Степан Васильевич сыграет нам Полонез Огинского».


13Страсти-мордасти

Словечко стало популярным благодаря Горькому, назвавшему так один из своих рассказов. Но Горький, который не отличался способностями к словесным изыскам, придумал его не сам, а стащил из оптимистичной народной колыбельной, которая целиком звучит так:

Придут Страсти-Мордасти,
Приведут с собой Напасти,
Приведут они Напасти,
Изорвут сердце на части!
Ой, беда! Ой, беда!
Куда спрячемся, куда?

В общем, если «Спокойной ночи, малыши!» решат наконец сменить свою песенную заставку, у нас есть что им предложить.


14Танцевать от печки

«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

А здесь мы имеем немного печальный, но поучительный пример того, как от целого писателя не осталось почти ничего. Вот тебе что-нибудь говорит имя Василия Слепцова? Не расстраивайся, ты не один такой. Слепцова сегодня знают лишь эрудированные специалисты по русской литературе. Ему просто не повезло: он родился и жил одновременно с Толстым, Достоевским и прочими Тургеневыми. Вот и остались от Слепцова в памяти народной три слова. В романе «Хороший человек» герой вспоминает, как в детстве его мучили уроками танцев — ставили к печке и заставляли идти танцевальным шагом через зал. А он то скосолапит, то носок вывернет — и опять его гонят танцевать от печки.


15Филькина грамота

«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

В отличие от Тришки с кафтаном или Кузьки с его загадочной матерью, Филька — личность вполне историческая. Это глава Русской православной церкви, митрополит Московский Филипп Второй. Был он человеком недальновидным, забывшим, что наипервейшей обязанностью московского первосвященника является усердное отдавание кесарю кесарева, вот и полаялся на свою беду с царем-батюшкой Иваном Грозным. Вздумал, понимаешь ли, разоблачать кровавые злодеяния царского режима — принялся писать правдивые рассказы о том, скольких людей царь запытал, замучил, пожег и потравил. Царь обозвал митрополитово писание «Филькиной грамотой», побожился, что все Филька врет, и заточил Фильку в далекий монастырь, где митрополита почти сразу и прикончили подосланные убийцы.


Знай, кого цитируешьА. П. Чехов Волга впадает в Каспийское море.
Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда.
Сюжет, достойный кисти Айвазовского.
Небо в алмазах.
На деревню дедушке.


В. И. Ленин Всерьез и надолго.
Н. В. Гоголь Не вытанцовывается.
Невидимые миру слезы.
Прекрасное далеко.
Есть еще порох в пороховницах.



16Тихой сапой

«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

Сапа — это заимствованный из французского термин, обозначавший в российской армии мину, бомбу, а также любую взрывную работу. Тихой же сапой именовался подкоп под стены осажденного города или укрепления неприятельского лагеря. Такой подкоп саперы вели незаметно, обычно ночью, чтобы последующий громкий бум стал для противника совершенной неожиданностью.


17Богема

«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

Творческая интеллигенция, красивая жизнь, гламур и прочие фуршеты — все это не имеет никакого отношения к богеме. Настоящая богема, которую имели в виду парижане, употребляя сие слово, — это отсутствие жилья и работы, куча детей, пьяная жена в обнимку с гостями, никакого режима, всюду хлам, бардак, беспредел и грязные ногти. Потому что слово «богемиан» означает «цыганский», а на русский язык «богема» идеально точно переводится как «цыганщина».


18Кретин

Слова порой прыгают от смысла к смыслу, как львы по тумбам дрессировщика, и усаживаются в самые неожиданные комбинации. Вот, к примеру, был во Франции доктор по фамилии Кретьен, что значит «христианин». Не то чтобы частая, но и не слишком редкая фамилия (у нас вон целое сословие крестьянами, то есть христианами, назвали). Но именно этого врача угораздило впервые сформулировать диагноз «синдром врожденной недостаточности щитовидной железы». Отныне болезнь эту стали называть по фамилии ученого «кретинизмом», а больных, соответственно, кретинами. То есть христианами.


19Страдать херней

«Богема», «Страдать херней» и еще 18 слов и выражений с интереснейшей историей происхождения

Возможно, у нас будут неприятности из-за того, что мы в своем благочестивом издании такую нецензурщину написали. Хотя, если разобраться, ничего неприличного в слове «хер» нет. Так называлась в церковнославянском алфавите буква «х», а также любой крестик в форме буквы «х». Когда крестом вычеркивали ненужные места в тексте, это называлось «похерить». Старый алфавит со всеми азами и буками окончательно отменили в начале XX века, и слово «хер», выйдя из использования, через полстолетия превратилось в синоним коротенького слова на «х» (ты знаешь какого). А заодно стало казаться непристойным и распространенное выражение с похожим корнем — «страдать херней». Hernia по-латыни означает «грыжа», и именно этот диагноз добрые военные врачи чаще всего выставляли детям обеспеченных мещан, которым не хотелось служить в армии. Каждый пятый горожанин-призывник в России в конце XIX века исправно страдал херней (крестьянам же херня чаще всего была не по карману, и их забривали куда активнее).


20Места не столь отдаленные

В «Уложении о наказаниях» 1845 года места ссылок были разделены на «отдаленные» и «не столь отдаленные». Под «отдаленными» подразумевались сибирские губернии и в дальнейшем Сахалин, под «не столь отдаленными» — Карелия, Вологодская, Архангельская области и некоторые другие места, расположенные всего в нескольких днях пути от Петербурга.


Внимание! Генплан города- важнейший документ-снова пытаются обсуждать закрыто! 25.09. в 11-00

Внимание! Важнейший для города документ опять будут обсуждать за закрытыми дверями!

Завтра, 25 сентября в 11.00 в большом конференц-зале историко-мемориального центра-музея им. И. А. Гончарова (ул. Ленина, д.134/20) состоится заседание Президиума Единого градостроительного совета Ульяновской области, где будет рассмотрен вопрос "О внесении изменений в проект генерального плана муниципального образования "город Ульяновск".
Участие общественности и независимой прессы НЕОБХОДИМО!!!

Опасность оползней и грунтовых вод г.Ульяновск. Подборка публикаций СМИ часть1







Вода уже в 2 метрах под нами. Симбирский курьер. 11 июня 2014.

В Ульяновске, как считают геологи, необходимо срочно решать вопрос с восстановлением дренажной системы  уровень подземных вод подступает к фундаментам зданий в центре города, что не было предусмотрено при строительстве.

Об этом геологи сообщили руководству города во время осмотра проведенных ремонтных работ в корпусах областного госпиталя ветеранов войн.

Напомним, там прошлой осенью сложилась аварийная ситуация: на стенах обнаружили трещины, произошла деформация несущих конструкций.

Госпиталь отремонтировали, фундамент укрепили, но опасность подтопления осталась.

Чтобы в очередной раз госпиталь не «поплыл», геологи предлагают вспомнить о дренажной системе, которая под Ульяновском вообще-то есть, но почти не работает. В первую очередь предлагается увести воду с площади Ленина, иначе вся она потечет именно в сторону госпиталя ветеранов войн.

Рядом с гостиницей «Советской» расположен старый дренаж, который нужно отремонтировать. С егопомощью воду можно увести по улице Кузнецова. Скопление грунтовой воды на площади Ленина уже можно увидеть – пока в виде «прогибов» на асфальте, появившихся из-за вымывания мергеля очень слабого грунта.

В центре города вообще большие проблемы с подземными водами – сейчас они поднялись и оказались на уровне коммуникаций канализации и водопровода, то есть примерно на глубине двух метров под землей, а кое-где и выше. В итоге фундаменты зданий оказываются ниже уровня грунтовых вод, эксплуатируются во влажной среде, что не было предусмотрено при строительстве – вода выщелачивается, а здание постепенно разрушается. Третья гимназия уже с этой проблемой сталкивалась, но там фундамент укрепили, иначе бы ежегодно приходилось латать трещины в стенах.

Отвод поверхностных вод, как считают специалисты, важно сделать по всему городу – это задача ливневок, которые далеко не везде есть. Причем их создание – вещь очень затратная, нужно прокладывать новые подземные коммуникации, однако представители региональной власти отметили, что, возможно, имеет смысл и потратиться на столь важное дело, чтобы потом не мучиться, восстанавливая здания. Хватит ли денег, чтобы сделать это качественно?

Дренажная система нужна, по крайней мере, в районе Нового Венца и ниже по склону – там, где находится госпиталь ветеранов войн и Владимирский сад. Однако противники ее восстановления отмечают, что за этой сложной системой нужно еще и правильно ухаживать. Если грамотной эксплуатацией никто заниматься не будет, дренажная система через два месяца превратится в водосборную яму.

В области решено провести в ближайшее время крупное совещание, посвященное проведению противооползневых работ. В частности, планируется обсудить вопрос переведения на областной баланс предприятия УМУП «Противооползневые работы». А пока администрация города объявила о том, что дренаж все-таки будет ремонтироваться: первые работы проведут в июне в верхней части грузовой восьмерки и на территории Владимирского сада в июле. А в августе МБУ «Управление инженерной защиты» очистит 2100 погонных метров штолен, находящихся на 25-метровой глубине под Ульяновском. На все эти цели, а также содержание сооружений противооползневой защиты волжского склона между мостами из городского бюджета выделили 38 миллионов рублей.

Дата публикации: 11-06-2014 Автор: Сергей Гурьянов


12.06.14 После ливня Новый город Ульяновска превратился в Венецию. Видео

НОВОГОРОДСКИЙ АПОКАЛИПСИС КП Фото 12.06.14.


УЛЬЯНОВСК ЗАТОПИЛО 4 августа 2013 года





19.10.2011, 18:46
Сползти вниз может вся прогулочная зона. Фото: Виктория Чернышева
Сползти вниз может вся прогулочная зона. Фото: Виктория Чернышева

Масштабные работы по благоустройству центра Ульяновска завершились неприятностью. После того как закончился капитальный ремонт любимой прогулочной зоны горожан - набережной Венец, волжский склон начал осыпаться. По мнению специалистов, под угрозой находятся все здания, расположенные на высоком - 160 метров над уровнем моря - берегу. Если срочно не заняться укреплением склона, ремонтом и восстановлением дренажной системы, последствия могут быть страшными.

Необратимый процесс

Первыми подняли шум ульяновские общественники. Эколог Александр Брагин разместил в своем блоге фотографии склона под смотровой площадкой на Венце. Земля там частично обвалилась, на ее поверхности появились глубокие трещины, которые явно не пройдут проверку снегом и тем более весенним таянием.

- Обзорная площадка имеет давнюю несчастливую историю. Несколько лет назад она была фактически уничтожена оползнем. Сейчас ее восстановили, насыпав грунт. По сути, самая неустойчивая часть склона получила дополнительную нагрузку. И природа сразу "сказала": это все лишнее, - говорит государственный эксперт "Ульяновскгосэкспертизы" Иван Мирошников.

По словам Мирошникова, разрушение волжского склона - процесс необратимый. Миллионы лет Волга подмывает свой правый берег. А потому речной склон является зоной постоянных разрушений.

- Действует несколько факторов. Волга и ее волны, которые размывают берег; водоносные горизонты, которые поставляют воду на склон. А также не всегда разумная деятельность людей. Увы, получатся, что мы делаем все, чтобы склон разрушить, - считает государственный эксперт.

Природная бомба

Волжский склон по своей сути - бомба замедленного действия. Прогноз Ивана Мирошникова неутешительный: рано или поздно все здания на Венце ждет судьба церкви, которая когда-то стояла на волжском склоне. Сегодня нельзя найти даже ее фундамент. Между тем, зданий в опасной зоне предостаточно - филармония, сельхозакадемия, Художественный музей, педагогический университет, мемориальный центр Ленина.

Первый кандидат на "сползание" - филармония. Построенное более века назад, здание стоит только по одной причине: умные люди поставили его на межоползневой гребень, на коренных породах. Но склон уже начал проседать.

Обзорная площадка и большая часть прогулочной зоны Венца расположены как раз в опасной, "живой" зоне. Здесь роль может сыграть лишняя нагрузка даже в полтонны. Набережная, по сути, еще держится только потому, что она связана с другими объектами, стоящими дальше. Но за мемориальным центром, на самой бровке склона, вырос целый элитный квартал - коттеджи, трех- и четырехэтажные клубные дома. Раньше здесь стояли легкие деревянные домики, а теперь, как утверждают оползневики, на склоне создана неимоверная нагрузка! Дома в один прекрасный момент могут просто рухнуть вниз.

Экономия на содержании

Понять отношение властей всех уровней к "оползневым" проблемам в Ульяновске сложно. Ученые говорят, что из всех волжских городов родина Ленина (точнее, ее правобережная часть) имеет самое сложное положение. Глины, которые слагают склон, в буквальном смысле предательские. Как только на них попадает вода, они превращаются в "каток" для слоев, которые расположены выше. Чтобы не допустить трагедии, еще в 60-е годы прошлого века на волжском склоне выстроили обширную дренажную сеть (именно тогда в Ульяновске началась массовая застройка бровки склона - появился Ленинский мемориал, педуниверситет и другие объекты). Но с тех пор в эту сеть больше денег не вкладывали.

Более того, современное финансирование содержания объектов, которые мешают развитию оползней, оставляет желать лучшего.

- В прошлом году нам выделили 20 процентов от необходимой суммы. В нынешнем - 40 процентов, в 2012-ом обещают дать до 50-60 процентов, - говорит руководитель управления противооползневых работ Ильдус Юсупов.

Сотрудникам предприятия приходится собственными руками расчищать ливневки и стоки, которые некоторые ушлые товарищи засыпают землей. Приезжают, и ссыпают землю и мусор целыми грузовиками. И управы, по словам Юсупова, на них нет: управление - не контролер, а исполнитель. Повлиять на нарушителей может найти только полиция - обычная или экологическая.

Между тем, дренажные сооружения не вечные - большую их часть сегодня надо ремонтировать капитально, а некоторые пришла пора ликвидировать, строить новые. А это большие деньги. Чтобы обезопасить волжский склон, от старого моста до нового, нужно более миллиарда рублей! Такие расходы местный бюджет позволить себе не может.

Кстати, часть склона в свое время укрепила железная дорога - чтобы защитить полотно, по которому ходят поезда, и собственные объекты, эта организация за пять лет вложила около полутора миллиардов рублей. Но, к великому сожалению, под набережной и другими объектами железной дороги нет.

Что можно сделать сегодня, чтобы не допустить страшного - сползания Венца к Волге? С насыпанной на склоне землей, по мнению Ивана Мирошникова, можно попрощаться - не этой осенью, так весной следующего года она сползет вниз. Чтобы разрушение не пошло дальше, необходимо ниже по склону сделать упорную стенку, уйти внутрь скважинами, буронабивными сваями. И, разумеется, все же изыскать возможности и привести в порядок дренажную систему.

К любым работам на вершине склона нужно относиться с максимальной осторожностью. Однако, по словам Мирошникова, благоустройство Венца не проходило через "Ульяновскгосэкспертизу". Специалисты городского управления противооползневых работ, по просьбе мэрии, дали рекомендации сделать уклон набережной в обратную от склона сторону, уложить геосетку, построить ливневку. Однако самим склоном никто не занимался - никто об этом их просто не просил. Результат налицо…

- Раньше на эти работы находились деньги, а сейчас - нет… В советские времена в Ульяновске работала научная оползневая станция, которая исследовала волжский склон, фиксировала, где, что и на сколько сдвинулось. Сейчас же делают съемки из космоса - засекают общие тенденции. Но что именно сдвинулось, какой слой "поехал", оттуда не увидишь. А, значит, не спрогнозируешь, что будет дальше, - считает госэксперт.

Справка "РГ"

Симбирск знал много разрушительных оползней. Так, в 1902 году в городе были сильно повреждены железная дорога, городское шоссе, соединяющее город с пароходными пристанями, а также многочисленные хлебные амбары и другие строения. Симбирская городская управа даже возбудила судебный иск к Обществу Московско-Казанской железной дороги о возмещении убытков от оползня, вызванного неправильным устройством железнодорожных сооружений. Оползень Симбирской горы, произошедший 29-31 мая 1915 года, был настолько разрушителен, что чрезвычайное собрание городской Думы приняло решение: "Борьба с последствиями катастрофы должна быть признана делом общегосударственным". Были разрушены подходы к строящемуся волжскому мосту, мостовая на Петропавловском спуске и церковь. Сильно пострадал и сам строящийся мост - были сбиты с основания восемь крайних устоев (быков).  В 1955 году произошла повторная подвижка южной половины оползня 1915 года. Вышло из строя 740 метров железнодорожного полотна, убытки исчислялись миллионами рублей. После оползня 1979 года было прекращено движение поездов на четверо суток, встали все стройки. На восстановление деформированной части железной дороги потребовалось 320 вагонов щебня. Случившийся весной прошлого года оползень нарушил работу горнолыжного курорта "Ленинские горки". Склон спортсменами больше не использовался.  Всего же, по оценке экспертов, около 1900 гектаров земли в черте Ульяновска считаются оползневыми.


7 декабря 2011 Дыхание Земли.  ПОПОЛЗЕМ — НЕ ПОПОЛЗЕМ?

К острой проблеме оползней Симбирской горы наша газета обращалась неоднократно. Похоже, наконец-то и власти Ульяновской области готовы повернуться лицом к этой проблеме, грозящей полномасштабной катастрофой. Этой теме было посвящено специальное совещание, прошедшее в ноябре под руководством губернатора Сергея Морозова. Несмотря на то, что губернатор, открывая совещание, призвал его участников не зацикливаться на поиске виноватых в случившемся, мы все-таки позволим себе вспомнить кое-что из истории оползней Симбирской горы.
Реестр катастроф
История оползней в районе Симбирска-Ульяновска в различные годы показывает, насколько они могут быть опасными. Наиболее крупные оползни, происходили в 1724, 1743, 1785, 1866, 1868 годах. С 1877 по 1902 год было 10 крупных разрушительных оползней. Оползень 1902 года сильно повредил железную дорогу, спуск, соединяющий город с пароходными пристанями, а также многочисленные хлебные амбары и другие строения.
После некоторого периода затишья последовали крупные оползни 1913 и 1914 гг. и катастрофический оползень 29-31 мая 1915 года. Оползень был настолько разрушителен, что чрезвычайное собрание Гордумы приняло решение: «Борьба С последствиями катастрофы должна быть признана делом общегосударственным». Были разрушены подходы к строящемуся Волжскому мосту, полностью разрушены мостовая на Петропавловском спуске, церковь, сильно повреждён строящийся мост (были сбиты с основания 8 крайних быков), приведены в нежилое состояние многие деревянные и каменные постройки.
Сильные разрушения принесли и оползни, произошедшие в 1945, 1955, 1957 и 1979 годах. В 1955-ом произошла повторная подвижка южной половины оползня 1915 года (вышли из строя 740 метров железнодорожного полотна, убытки исчислялись миллионами рублей).
Только в 1963 году было закончено строительство противооползневых сооружений в Ульяновске: устроены капитальные глубокие дренажные штольни для перехвата и отвода подземных вод из постоянных водоносных горизонтов, устроены дренажи грунтовых вод, водоотводные канавы и ливнестоки для отвода поверхностных вод; на наиболее опасных участках — вблизи подхода железнодорожной магистрали к Волжскому мосту и у речного порта — сооружены мощные контрфорсы. Однако даже эти сооружения не спасли Ульяновск от мощного оползня 1979 года. Тогда было прекращено движение поездов на четверо суток, встали все стройки, на восстановление деформированной части железной дороги потребовалось 320 вагонов щебня.
Рукотворные оползни
Помимо естественных причин, в силу которых происходят те или иные катастрофы, особое влияние на развитие катастрофических явлений оказывает человеческий фактор. Оползни 1902-1915 гг. произошли после активизации деятельности людей в районе Венца. В это время шло строительство железной дороги и моста. Когда строился Мемориал, существовал проект соорудить развлекательный комплекс на склоне Венца и пустить там мини-трамвай. Тогда от этого проекта отказались в виду его опасности. Позже, когда первым секретарем Ульяновского обкома КПСС был Геннадий Колбин, проект попытались возродить. Однако эксперты из Москвы и местные специалисты сумели убедить даже такого авторитарного руководителя, каким был Колбин, в том, что Венец трогать нельзя, поскольку под угрозой разрушения может оказаться не только Венец, но и весь центр города, вплоть до Свияги.
В многокилометровую противооползневую систему с 1991 года вообще не было вложено ни рубля. Ни область, ни мэрия профинансировать эти работы, которые тогда требовали ежегодных вложений в 7-8 млн рублей, были не в состоянии. Все эти годы не было даже специальной службы, которая ежедневно проводила бы изучение процессов, происходящих на склоне Венца. То есть за этот срок не были проведены работы на сумму как минимум в 150-200 млн рублей. Сейчас речь уже идет о необходимости вложений ежегодно 23 млн рублей. Одновременно по всей береговой линии шли разрушительные процессы как самого склона, так и запущенной противооползневой системы. Сегодня это потребует дополнительных больших затрат на восстановление системы.
В 2006 году идея устроить развлекательный комплекс на Венце получила второе рождение. Летом 2006 года мэр Ульяновска Сергей Ермаков выделил на строительство 500 метров дренажей несколько миллионов рублей. Эти «копейки» были выделены не столько для предотвращения оползней, сколько для того, чтобы «замазать» глаза противникам строительства здесь парка развлечений «Ленинские горки». Сопротивление незаконному и опасному строительству губернатор Сергей Морозов называл проявлением обломовщины. В итоге случилось то, что должно было случиться: весной 2010 года в районе незаконного строительства произошли подряд два оползня, в связи с чем работа уже попавших под банкрртсво «Ленинских горок» была остановлена. Но благоустроительные затейники из мэрии останавливаться на достигнутом не пожелали.
Осенью 2010-го, когда затевалась глобальная реконструкция бульвара Новый Венец, встал вопрос о том, что делать с постоянно ползущим вниз склоном Венца. Явно опасаясь, что реконструкция может закончиться новым, на этот раз оползневым скандалом, мэр г. Ульяновска Александр Пинков поручил директору МУП «Строй-заказчик» Александру Шканову, хорошо известному в Ульяновске реставратору-разрушителю, контролировать ход работ по укреплению склона в районе бульвара. Мэр также распорядился выделить из городской казны смешную сумму в 2 млн рублей, как было сказано, «для ликвидации оползня». Но даже новая серия предупреждений в июле этого года, когда провалы почвы произошли на улицах Советской, Кузнецова, Гончарова, не угомонила благоустроительный раж руководства города. Реконструкция бульвара Новый Венец с применением тяжелой техники была произведена.
Следующий раз оползень случился совсем недавно — 6 сентября нынешнего года, когда дождевая вода размыла насыпь автомобильной дороги правобережного подхода с старому мосту через Волгу. В этом случае виновата не столько дождевая вода, сколько мастерство проектантов и ремонтников, осуществивших всего за год до оползня ремонт насыпи. Они отремонтировали ее таким образом, что проезжая часть превратилась в своего рода ванну, в которой скапливалась вода, стекающая с Симбирской горы. 6 сентября скопившаяся за сутки дождевая вода размыла насыпь.
Крайний, но явно не последний, оползень произошел еще до открытия реконструированного бульвара Новый Венец, прямо под его прогулочной частью. МУП «Стройзаказчик» должно было организовать работы по уменьшению этой части бульвара на 1 -2 метра, выровниванию ее и созданию вдоль склона системы пятиметровых буронабивных свай. В итоге проведенных работ склон пополз еще быстрее. Оказалось, что вместо буронабивных свай и нормальной дренажной системы противооползневая защита Нового Венца после ремонта представляет собой 3-метровые гофрированные шланги, пропущенные под фундаментом. Не нужно быть специалистом, чтобы понять, что такая система долго и качественно исполнять функцию системы дренажа не способна. При оттепелях она забьется льдом. Даже если вода найдет выход, она будет стекать из шланга в одну точку. В результате неизбежно образование воронок в таких местах, смыв имеющегося грунта вниз и мощный оползень или серия более мелких, но частых оползней.
Если не предпринять срочные меры, через пару лет это может привести к тому, что весь бульвар рухнет на останки «Ленинских горок», а постоянно ползущая в сторону Волги почва бульвара будет быстро разрушать уложенные на бульваре плитку и бордюры. Может случиться так, что через несколько лет ульяновским властям просто негде будет проводить праздники, количество которых растет даже быстрее, чем ползет склон Венца.
Власть спасёт Венец от катаклизмов?
Пытаясь хоть как-то оправдать деятельность властей, ускорившую оползневые процессы на Венце, газета областного подчинения даже выдвинула версию о том, что болгарская прорицательница Ванга якобы еще в 90-х годах предсказала, что Ульяновск сползхет в большую реку. Тем самым, всякая ответственность за возможную катастрофу как бы автоматически снимается с властей: мол, против природы не попрешь, мы тут ни при чем!
Тем не менее, нынешнее предкатастрофическое состояние Венца и практически всего волжского склона, в пределах города составляющего более 17 км, стало причиной проведения в Ульяновске специального совещания. Проводятся переговоры с федеральным агентством по водным ресурсам с целью передать на федеральное финансирование берег Волги от нового моста до поселка им. Карамзина. Ведь во многом причиной нынешних оползней является водная эрозия (поднятие в 50-х годах прошлого века на несколько десятков метров зеркала Куйбышевского водохранилища). «Решение о создании водохранилища было принято на федеральном уровне. Мы исходим из того, что, кто принимал решение, тот и должен отвечать за него», — уверен губернатор Морозов. А согласятся ли нынешние федералы брать на себя ответственность за решение, которое они не принимали?
Сейчас наблюдением за состоянием склона занимается УМУП противооползневых работ, весь штат которого составляют 25 человек при ежегодном финансировании в 7 млн рублей. Необходимо как минимум вдвое увеличить финансировании в 7 млн рублей. Необходимо как минимум вдвое увеличить штат и финансирование этого предприятия. Губернатор поручил изыскать в областном бюджете на следующий год кроме 23 обязательных миллионов рублей дополнительно еще 25 — для начала осуществления первоочередных мероприятий (капремонта дренажной системы и водоотводных штолен).
Необходимо просчитать возможную перспективную застройку склона правого берега для того, чтобы ясно представлять, как и где нужно укреплять склон, в каких местах постройка жилья или иных объектов должна быть категорически запрещена. Часть расходов может взять на себя бизнес — при условии получения права на эксплуатацию территории в обмен на создание системы противооползневых сооружений. При этом борцам с оползнем не стоит зацикливаться только на Венце и правобережном склоне. Не стоит забывать о потенциально больших оползнях в районе цемзавода, про берег реки Свияги, где тоже можно ожидать оползневых сюрпризов больших масштабов.
По итогам совещания решено воссоздать областную противооползневую станцию, создать межведомственную противооползневую программу по улучшению оползневой ситуации, для чего изучить опыт работы специалистов этого профиля в советское время и современный опыт борьбы с оползнями в других регионах России.
Важность проведенного совещания очевидна. Хотелось бы верить, что его последствиями станут выработка эффективной противооползневой программы, безотлагательная и энергичная ее реализация при достаточном финансировании. Хочется верить так же в то, что руководить реализацией программы будут настоящие специалисты, а не умельцы, вроде Александра Шканова, всегда готовые всего за пару «лимонов» побороть оползень. Тогда, может быть, и в самом деле, город не сползет в Волгу.
Игорь СВЕТОВ


репост: Иван МИРОШНИКОВ: Волга — наша жизнь

http://ulpressa.ru/2014/05/21/volga-nasha-zhizn/

2014-05-21_085059
21 мая 2014

Андрей БЕЛОВ
В минувший вторник отмечался День Волги — великой реки, с которой так или иначе связана жизнь практически каждого ульяновца. Какие беды, радости и даже секреты таят в себе воды Куйбышевского водохранилища?
Об этом «НГ» рассказал главный специалист в «Ульяновскэкспертизе» Иван Петрович Мирошников.
Он знает о Волге все, до чего в изучении водоема смогли добраться ученые. Несмотря на праздничный повод, разговор о великой реке получился не очень веселым.

- Что для вас Волга?

- Это не просто река. Это жизненное пространство, возможности, история, философские смыслы, определенный образ жизни.

- Практически для всех жителей Ульяновска и тех, кто живет по берегам реки в нашей области, это просторы и красота. Знаю, у ученых, в том числе и у вас, совсем другое и неромантичное мнение о сотворенном руками человека в 1957 году Куйбышевском водохранилище.

- Создание водохранилища я считаю настоящим преступлением. Никто из его творцов и предположить не мог, что предполагаемые плюсы создания ГЭС быстро превратятся в минусы.

- Например?

- Затопили сотни гектаров прекрасной пахотной земли, уничтожив заодно острова, протоки, пастбища и угробив сложившиеся экосистемы. Думали, раз будет много воды. не будет проблем с поливом полей, завалим СССР овощами и хлебом. Но не учли, что, когда подняли уровень воды в Волге, уровень воды на прилегающих участках тоже поднялся, это закон природы. Например, в районе Старой Майны, где под овощное земледелие до 1957 года были отданы огромные площади. Итак, подземные воды поднялись выше, до 80 — 100 см, а сверху мы заливали землю еще. Но капиллярные силы, которые человек отменить не в состоянии, поднимали влагу на поверхность почвы, она испарялась, а соли оставались в земле. Итог — засоление почв вместо плодородных земель, как в Лаишевке, к примеру.

УЛЬЯНОВСК ПОГИБНЕТ
По словам Мирошникова, не подумали и об оползнях, самых опасных в Поволжье из-за качества глин на правом берегу. Они тонкие, с прослойками песка, по которым сочится вода, и получается, что огромные пласты «скользят» по этим прослойкам, а берег постепенно обрушивается.

- В конце 50-х твердили: оползни на правом глиняном берегу остановятся через 30 лет, а на левом, песчаном, через 40. Кто так решил?! Ранее оползни среди прочих причин вызывались обычным подмывом берега или паводком. А Куйбышевское водохранилище приобрело так называемый морской режим, с самым настоящим прибоем, когда волны бьют и бьют в берега десятилетиями!
Рассказал Иван Петрович еще об одном удивительном факте. По его мнению, через 40-50 тысяч лет Ульяновск исчезнет с лица Земли. И этому, увы, есть абсолютно научное объяснение.

- Согласно закону Бэра в северном полушарии реки, текущие в любом направлении, подмывают правый берег, а в южном полушарии — левый, так как вращение Земли отбрасывает поток воды, соответственно, вправо и влево. Примерно 10 миллионов лет назад Волга, или, если хотите, праВолга, текла на 140 километров восточнее, по нынешней территории Самарской области. Движение Волги вправо не изменить, ведь мы не можем повлиять на вращение нашей планеты. Кроме того, Свияга тоже движется вправо, согласно закону Бэра, и со своей стороны грозит городу, постепенно «двигаясь» навстречу своей полноводной сестре. Ульяновск зажат реками и обречен.

- Отличная перспектива. Я этого не увижу, поэтому вернемся в наш век, к плюсам или минусам создания Куйбышевского водохранилища.

- К минусам, увы.

- Мой друг из Ставрополья, где речки несравнимы с Волгой, увидел наши просторы и сказал: «Ух, много воды — много рыбы!». Искал в Ульяновске рыбные рынки, магазины и рыбные рестораны, мечтал написать репортаж о речном рыболовецком флоте, который 24 часа в сутки эту рыбу ловит для ульяновцев. Был разочарован…

- Много воды — много рыбы? Получилось наоборот. В проектах ГЭС и водохранилища обошли вопрос заиливания Волги. Считали, глиняно-песчаное дно реки заилится лет через 100, а там наука шагнет вперед и разберется, что делать. Но мы с коллегами уже в конце 60-х годов обнаружили ил там, где его никогда не было. Далее. До 1957 года вода Волги цвела намного меньше, например, только в тихих заливах. Сейчас «зеленеет» вся огромная площадь водохранилища, из-за его нынешних особенностей водоросли погибают, но не сносятся ниже, а копятся, забивая толщу воды иногда на несколько метров. И теперь представьте такую картину: снизу многометровый слой ила, над ним еще — полоса мутной воды и взвеси, сверху — погибшие водоросли. Слишком мало пространства для рыбы, к тому же оно сокращается.

НИЖЕ — ЧИЩЕ?
- Расскажите о Волге, что мало кто знает из жителей Ульяновска, для которых река — обыденность, пляж, рыбалка, теплоходики…

- Уверен, жители правого берега не задумываются, что пьют воду из Волги, а сограждане в левобережье — подземные воды. В 80-е была у нас идея обеспечивать правобережье водой «от соседей», даже задание дали — разведать новые запасы под землей и провести водовод. Но возник УАПК, огромный район авиастроителей, и вода потекла на их нужды. В 40-50 километрах южнее Ульяновска много прекрасной родниковой и артезианской воды, однако, увы, качать ее в город нельзя — «посадим» местные речки, озера и уничтожим их. Еще интересное? Наши исследования показали удивительный факт: приходит волжская вода из Татарстана грязная, а на выходе от нас в Самарскую область становится чище. Мы задумались и пришли к выводу, что плесы в районе Старой Майны и ниже в сторону Тольятти работают как природные отстойники, этакие накопители грязи, что плывет сверху. Еще помню, исследовали качество волжской воды по толще от поверхности до глубины в 17-19 метров. Думали, что тут будет чище, а тут — грязнее. Оказалось, состав воды… одинаковый. Долго никто не мог объяснить этот факт, предположили, что в водохранилище есть своя система течений, которые воду «перемешивают».

- То есть Волга не просто течет вниз и все?

- Нет, все сложнее.

- Рыбы мало, вода не очень чистая, тут ил, там зелень, наверху оползни. Что делать?

- По оползням — берегоукрепительные мероприятия работают только какое-то время, потом природа все равно берет свое. По воде, ее качеству и рыбе… В Казани существовало движение, выступавшее за уничтожение всех 19 плотин в Волго-Камском бассейне. Предполагали, что Волга восстановится и «все будет по-старому», как в начале ХХ века. Но с 1957 года в реке и рядом с ней создались новые экосистемы. Как просчитать, что случится в нашей области или в Казани, в нижних течениях Волги, на Каспии, куда она впадает? Взять тот же ил: река обмелеет, и он поднимется почти к поверхности. Тогда рыба точно вообще вся умрет. А в более мелких местах километры ила будут выше уровня воды, он начнет гнить… Поэтому давайте беречь нашу родную Волгу такой, какая она есть, и много думать, прежде чем идти против природы.

СПРАВКА «НГ»
Иван Петрович Мирошников родился на Кубани в 1937 году. Приехал в Ульяновск в 1959-м, через два года после возникновения Куйбышевского водохранилища. Геолог, специалист по полезным ископаемым, за исключением нефти и газа. Проработал начальником местной геолого-разведочной экспедиции 20 лет.
При нем впервые в нашей области стали делать геологическую съемку и разведку подземных вод. Позже занимал должность главного геолога «Ульяновскгражданпроекта». Руководил секцией охраны недр Всероссийского общества охраны природы, порядка 18 лет вел журнал «Мы — природа» на областном телевидении. В 1988 году был выбран первым заместителем главного государственного инспектора Ульяновской области по охране природы и отдал сфере экологии почти 15 лет. Числился в советниках губернатора Сергея Морозова, консультировал власти по проблемам оползней. Ныне, несмотря на возраст, главный специалист в «Ульяновскэкспертизе».

“Плакала Саша, как лес вырубали". Оставьте Парк Ульянова в покое!




  1. – Отрывок из поэмы Н. А. Некрасова “Саша”


    Саше случалось знавать и печали:
    Плакала Саша, как лес вырубали,

    Ей и теперь его жалко до слез.
    Сколько тут было кудрявых берез!

    Там из-за старой, нахмуренной ели
    Красные грозды калины глядели,

    Там поднимался дубок молодой.
    Птицы царили в вершине лесной,

    Понизу всякие звери таились.
    Вдруг мужики с топорами явились -

    Лес зазвенел, застонал, затрещал.
    Заяц послушал — и вон побежал,

    В темную нору забилась лисица,
    Машет крылом осторожнее птица,

    В недоуменьи тащат муравьи
    Что ни попало в жилища свои.

    С песнями труд человека спорился:
    Словно подкошен, осинник валился,

    С треском ломали сухой березняк,
    Корчили с корнем упорный дубняк,

    Старую сосну сперва подрубали
    После арканом ее нагибали

    И, поваливши, плясали на ней,
    Чтобы к земле прилегла поплотней.

    Так, победив после долгого боя,
    Враг уже мертвого топчет героя.

    Много тут было печальных картин:
    Стоном стонали верхушки осин,

    Из перерубленной старой березы
    Градом лилися прощальные слезы

    И пропадали одна за другой
    Данью последней на почве родной.

    Кончились поздно труды роковые.
    Вышли на небо светила ночные,

    И над поверженным лесом луна
    Остановилась, кругла и ясна,-

    Трупы деревьев недвижно лежали;
    Сучья ломались, скрипели, трещали,

    Жалобно листья шумели кругом.
    Так, после битвы, во мраке ночном

    Раненый стонет, зовет, проклинает.
    Ветер над полем кровавым летает -

    Праздно лежащим оружьем звенит,
    Волосы мертвых бойцов шевелит!

    Тени ходили по пням беловатым,
    Жидким осинам, березам косматым;

    Низко летали, вились колесом
    Совы, шарахаясь оземь крылом;

    Звонко кукушка вдали куковала,
    Да, как безумная, галка кричала,

    Шумно летая над лесом… но ей
    Не отыскать неразумных детей!

    С дерева комом галчата упали,
    Желтые рты широко разевали,

    Прыгали, злились. Наскучил их крик —
    И придавил их ногою мужик.

    Утром работа опять закипела.
    Саша туда и ходить не хотела,

    Да через месяц — пришла. Перед ней
    Взрытые глыбы и тысячи пней;

    Только, уныло повиснув ветвями,
    Старые сосны стояли местами,

    Так на селе остаются одни
    Старые люди в рабочие дни.